+8 (916) 786-78-28 с 10.00 до 22.00 ежедневно

Меню

Императрица ци си: путь наложницы из гарема к престолу через коварство и жестокость — Истории на TJ

путь наложницы из гарема к престолу через коварство и жестокость — Истории на TJ

Секс и опиум, войны и восстания, борьба за власть и падение империи, за которой пришла республика.

16 013 просмотров

Портрет императрицы Цыси, 1905 год Художник Хуберт Вос

Однажды во время массовой казни Цыси устроила чайную церемонию. Пока на её глазах убивали людей, она взирала на это, молча попивая бодрящий напиток.

Цыси фактически руководила государством с 1861 по 1908 год. Она прославилась жестокостью, с которой расправлялась с неугодными, неуёмной страстью к удовольствиям, любовью к роскоши и равнодушием к подданным.

За время её правления страна пережила несколько войн и восстаний, потеряла значительную часть своей территории и пришла в упадок. Итогом политики Цыси стало падение империи и провозглашение республики, а впоследствии — приход к власти коммунистов.

Основные источники статьи:

  • В. Семанов «Из жизни императрицы Цыси»
  • Цзюн Чан «Императрица Цыси. Наложница, изменившая судьбу Китая»
  • Н. Басовская «Императрица Цыси – китайская Екатерина Медичи»
  • Р. Крюгер «Китай. Полная история Поднебесной»
  • Ч. П. Фицджеральд «История Китая»

Новая наложница

Будущая правительница родилась в 1835 году в семье чиновника. Китай тогда назывался совсем ещё не Китаем, а Империя Великая Цин или просто династия Цин. Цыси по своему происхождению являлась маньчжуркой.

Предки маньчжуров преодолели Великую Китайскую стену в 1644 году и в итоге стали править страной, хотя численность «чистокровных» китайцев, называемых ханьцами, превосходила завоевателей в 100 раз. Будущей императрице повезло — она избежала ханьского ритуала, в соответствии с которым маленьким девочкам туго бинтовали ступни, чтобы они не росли, оставаясь крохотными.

Последствия традиции бинтования ног маленьким девочкам Фото Джо Фаррелла

Расчётливость и прозорливость правительницы проявились в юном возрасте. Деду Цыси в наследство от его отца достался долг в 20 тысяч лянов. Не справившись со столь неподъёмной суммой, дед отправился в тюрьму. Тут-то семье и пригодились навыки Цыси. Она шила платья на продажу, помогала отцу распорядиться имуществом — что продать, что отдать в залог, где и какую взять ссуду. Таким образом семья собрала 60% от долга и вызволила дедушку из заточения. Отец Цыси, ничего не знавший про равноправие полов, настолько впечатлился действиями дочери, что удостоил её высшей (на его взгляд) похвалы:

Эта моя дочь на самом деле ничуть не хуже настоящего сына!

Хуэйчжэн

отец Цыси

В 1850 году на престол взошёл 19-летний император Сяньфэн. В империи объявили конкурс на возможность попасть в его гарем. Участницей этого конкурса стала и Цыси, которая вместе с ещё несколькими девушками обошла других конкурсанток и стала наложницей императора.

Ей присвоили имя Лань (Орхидея). Наложницы в гареме делились на категории и изначально Цыси попала в одну из самых низких. Спустя четыре месяца во дворце её конкурентка Цыань получила первую категорию, став императрицей.

Портрет императрицы Цыань Работа придворного художника

Цыси отправили работать в самые отдалённые уголки императорского сада. Своё жалованье она тратила на подкуп евнухов, сообщавших ей о всех придворных событиях, а также на уроки сексуального мастерства у жриц любви. Орхидея мечтала о карьерном росте, но Сяньфэн не проявлял к ней внимания почти два года.

Тогда Цыси подговорила евнухов и во время очередной прогулки они понесли императора по дорожкам, пролегавшим на участке Орхидеи. Она привлекла внимание правителя прекрасным пением. Сяньфэн заинтересовался девушкой и Цыси стала периодически бывать в его спальнях. Там она демонстрировала ему умения, которым её обучили «ночные бабочки», а ещё они вместе наслаждались курением опиума, продлевая удовольствие.

Юный император вёл активную половую жизнь и любил позабавиться — в одной из его спален, например, по кругу развесили зеркала. Страсть Сяньфэна к разнообразию доходила до того, что при наличии собственного гарема он успевал захаживать и к проституткам.

Император Сяньфэн Работа придворного художника

Опасаясь конкуренции со стороны красивых служанок, Цыси старалась их устранять. Одни гибли от «несчастных случаев», другим помогал уйти из жизни яд. С теми же, до которых она добраться не могла, Орхидея использовала тактику наветов и доносов, в результате чего девушки либо теряли статус, либо приговаривались к казни.

Если в личной жизни дела у императора шли вполне себе хорошо, то в остальном наблюдались сложности. У цинской империи накопилась масса проблем. В 1850 году началось восстание тайпинов, боровшихся с маньчжурской династией, которое переросло в гражданскую войну, а позже стало крупнейшим вооружённым конфликтом 19 века.

Проблем хватало и без тайпинов — практически по всей стране поднимались восстания, разграблялись города и деревни, что привело к отсутствию нормального управления и экономическому упадку.

Боевые джонки тайпинов на реке Янцзы у Нанкина Рисунок 19 века

Наблюдавшая за происходящим Цыси однажды осмелилась дать императору совет по поводу государственной политики, чем разгневала его и едва не лишилась жизни. Спасла будущую повелительницу императрица Цыань, чьё расположение успела заслужить к тому времени Орхидея.

Но Цыси всё равно опасалась гнева правителя, полагая, что рано или поздно он найдёт выход и её казнят. Спасло одно обстоятельство — Цыси забеременела. Теперь за свою жизнь она могла не опасаться. Спустя время Орхидея родила Сяньфэну сына, что кардинальным образом повлияло на её судьбу. Однако с беременностью и родами всё оказалось не так просто.

Рождение наследника и возвышение

Младенец осчастливил Сяньфэна. Императрица Цыань не могла иметь детей, поэтому появление на свет наследника вызвало восторг у отца и придворной знати. Рождение сына возвысило Цыси и приблизило её к императору. Официальной матерью новорождённого числилась действующая императрица Цыань, поэтому воспитывали ребёнка вместе. Наследника нарекли Тунчжи.

Однако на самом деле родила мальчика не Цыси, а ханька Чу Ин. Любвеобильный император провёл с ней несколько ночей и вскоре забыл про служанку. Но не забыла Цыси. Она отправила Чу Ин в самые дальние комнаты, а сама на время своей псевдобеременности соорудила себе фальшивый живот. Разыграв спектакль с родами, Цыси выдала ребёнка за своего, а Чу Ин после этого убили — то ли сама Орхидея, то ли по её приказу.

Во время Второй опиумной войны, когда англо-французские войска подошли к Пекину, Сяньфэну вместе со своими приближёнными пришлось бежать. Императорский двор направился в монгольские степи, за пределы Великой стены, где и расположился в охотничьем домике. Старый летний дворец, где до этого пребывал правитель, разграбили и подожгли по приказу британского комиссара в отместку за пытки и казни пленённых европейских парламентёров.

Мы вышли и после разграбления подожгли целый дворец, разрушив, как вандалы, всё самое ценное. Вы с трудом можете представить красоту и величие мест, которые мы сожгли. Это событие ранит сердце любого, кто участвовал в нём. Оно осталось жалкой деморализующей работой для любой армии.

Чарльз Джордж Гордон

британский генерал 19 века

Хотя к концу 1860 года война закончилась, Сяньфэн боялся возвращаться в Пекин. В степи пришли холода и слабый здоровьем император стал чахнуть на глазах. Перед смертью Сяньфэн собрал приближённых к нему чиновников и выразил последнюю волю.

Новым императором становился Тунчжи, а так как на тот момент он оставался совсем ребёнком, управление переходило к Совету регентов, куда входили приближённые к Сяньфэну князья и министры. Спустя несколько часов правитель умер.

Сяньфэн не очень доверял Цыси и перед смертью хотел издать указ о «даровании» Орхидее самоубийства, чтобы она пребывала с императором и на том свете, но, прознавшая об этом Цыси выкрала императорские печати, исключив возможность подписи указа.

Последствия сражения за крепости Дагу во время Второй опиумной войны Фото Феликса Беато

Борьба за власть

Су Шунь, министр налогов при жизни Сяньфэна, фактически узурпировал власть. В этом ему помогали сводные братья Дуань Хуа и Цзай Юань. После смерти правителя регент стал более наглым и развязным. Доходило до того, что прогуливаясь по охотничьему домику, Су Шунь говорил Орхидее, что она заглядывается на его штаны.

Цыси решила действовать и предложила Цыань вызвать из Пекина братьев покойного императора Гуна и Чуня, которые также входили в состав регентов. Они попросили одного из евнухов доставить тайное письмо в Пекин.

Евнух справился и вскоре Гун и Чунь вместе с вооружённым отрядом прибыли в охотничий домик, где под покровом ночи уже лично сговорились с Цыси и Цыань. От имени юного Тунчжи издали приказ об отправлении гроба с телом покойного Сяньфэна в Пекин. Придворные отправились туда же.

По прибытии в столицу Су Шуня и его братьев немедленно арестовали и приговорили к смертной казни. Всем троим улыбнулась удача — Су Шуню вместо четвертования всего лишь отсекли голову, а Хуа и Юаню обезглавливание заменили на «дарованное» самоубийство.

Советник Су Шунь Фото из архива библиотеки Университета Южной Калифорнии

После ликвидации триумвирата самым влиятельным из состава регентов оставался князь Гун. Тем временем Тунчжи исполнилось 17 лет, ему предстояло жениться и взять в свои руки всю полноту власти. Он получил жену и трёх наложниц.

Император Тунчжи Рисунок 19 века

При выборе жены для Тунчжи между Цыань и Цыси произошёл разлад. Цыань хотела, чтобы супругой императора стала 19-летняя Алутэ, а Цыси продвигала свою фаворитку — 14-летняюю Фэн Сю. Тунчжи предпочёл первую, чем крайне разгневал Орхидею. Она объявила Алутэ негласную войну. Цыси игнорировала попытки императорской супруги заговорить с ней, а Тунчжи постоянно твердила, что жена отвлекает его от государственных дел.

Орхидея всячески мешала совместному времяпрепровождению Тунчжи и Алутэ, вплоть до того, что не давала им возможности проводить вместе ночи, поэтому император искал удовлетворения на стороне. До добра это не довело — Тунчжи заразился сифилисом от одной из проституток. Цыси всячески мешала лечению и вскоре Тунчжи скончался. Официально считалось, что он умер от оспы, так как сифилис — болезнь «неблагородная» и для императоров не подходит.

Радовалась Орхидея недолго — выяснилось, что законная супруга императора беременна. Появление наследника Тунчжи не входило в планы Цыси и она расправилась с императрицей в несколько ходов.

Сначала она обвинила Алутэ в развратности, мол, это она изменяла мужу и заразила его болезнью. Потом заявила, что нельзя ждать рождения ребёнка Алутэ и Тунчжи, так как трон не должен пустовать. В результате интриг Цыси посадила на престол своего четырёхлетнего племянника Гуансюя.

Последним ходом партии стало распоряжение Орхидеи о том, что Алутэ необходимо ограничить в воде и пище. В итоге беременная императрица умерла от голода. Впрочем, также ходили слухи, что её отравили.

Несовершеннолетний Гуансюй управлением государством пока не занимался, но у Цыси ещё оставались соперники — влиятельный князь Гун и супруга покойного Сяньфэна Цыань.

Князь Гун Фото Феликса Беато

Как и многое в жизни Цыси, устранение Цыань тоже имеет свои тайны. В 1880 году Орхидею неожиданно поразила неизвестная болезнь и почти целый год Цыань осуществляла регентство самостоятельно. За это время вдова Сяньфэна несколько утратила бдительность и однажды отведала пирожные, которые ей отправила Цыси, предварительно напоив повара, чтобы распорядиться завтраком. Цыань съела буквально кусочек, но и этого оказалось достаточно — немедленно вызванный врач спасти императрицу не смог.

Затем Цыси собрала Государственный совет и явилась на него совершенно здоровой, хотя официально длительно болела и не покидала свои покои. Объявив о смерти Цыань, Орхидея распорядилась не допускать никого к телу погибшей. Родственники Цыань из-за приказа Орхидеи не смогли попасть на похороны, а сама Цыси не стала носить траурные одежды и запретила надевать их придворным.

После произошедшего к воротам дворца пришёл брат Цыань и громко кричал, требуя провести расследование смерти своей сестры. Заткнуть его Цыси не могла — согласно традиции, он имел право взывать к справедливости. Впрочем, настроение Цыси портилось недолго — в конце концов брат покойной сошёл с ума.

А вот кто действительно омрачал жизнь Орхидеи, так это князь Гун. Он считал, что цинской империи необходимо меняться, чтобы не отставать от прогресса и перенимать опыт других государств. Это кардинально расходилось со взглядами Цыси, являвшейся сторонницей изоляции от какого-либо иностранного влияния.

Убивать Гуна Цыси боялась, но и делиться властью не собиралась. Она нашла выход. Во время франко-китайской войны 1884-1885 годов в одном из сражений флот империи потерпел поражение и Цыси обвинила в этом Гуна и ряд других чиновников, отправив всех в отставку одним приказом.

К делу устранения неугодных Орхидея подходила разносторонне.

Государственный переворот

Цыси относилась к молодому императору Гуансюю весьма неуважительно и постоянно третировала его — заставляла подолгу стоять на коленях, не допускала на встречи с матерью, приказывала готовить обед из несвежих продуктов.

Император Гуансюй Фото из архива библиотеки Принстонской духовной семинарии

Когда пришло время Гуансюю заключить брак, Орхидея выбрала ему в жёны свою племянницу Луньюй, несмотря на взаимную любовь правителя с наложницей Чжэнь, которую он хотел видеть в качестве супруги. Император к Луньюй относился холодно и редко баловал её своим вниманием, стараясь как можно чаще видеться с Чжэнь. Орхидея же буквально заставляла проводить ночи с законной супругой, следя за количеством соитий императора (для этого имелась отдельная книга).

Находясь под постоянным психологическим прессом, Гуансюй при этом старался сохранять благоразумие. Разумность и правильные поступки Гуансюя не оставались незамеченными. Цыси велила казнить людей, которых она отправляла шпионить за императором, так как эти люди хвалили его в своих докладах.

Чтобы ухудшить репутацию правителя, Цыси снова устроила партию из нескольких ходов. Во-первых, она приказала избить Чжэнь палками, найдя для этого «пристойный» предлог, что не могло не ударить по Гуансюю. А во-вторых, Цыси приучала императора к опиуму, рассказывая окружающим, что под действием наркотиков Гуансюй «утратил добродетель». Сама Цыси курила опиум не реже трёх раз в день, но в её добродетельности сомневаться не приходилось.

В отличие от страдавшего Гуансюя, Орхидея наслаждалась жизнью. День у неё начинался со стакана грудного женского молока, так как Цыси верила, что оно помогает сохранить молодость. Частенько Орхидея вызывала чиновников к себе на приём глубокой ночью или ранним утром, потому что ей не спалось. А если Цыси не спит, значит никто не заслуживает сна.

Плотские утехи тоже составляли весомую часть жизни Орхидеи. Помимо придворных интриг, Цыси не чуралась и связей с простолюдинами. Для этого со всей империи ей свозили молодых красавцев, которых она принимала в образе служанки. Сопровождались соития курением опиума. Если какой-то юноша узнавал её, то его казнили.

Курильщики опиума в цинской империи Гравюра Томаса Аллома

Однако сдаваться Гуансюй не собирался и, вдохновившись идеями продвинутой части общества, император вознамерился провести в стране масштабные преобразования, известные как «Сто дней реформ».

Цыси выступала против изменений. Более того, их не одобряло большое количество придворной знати. Вокруг императора сформировались две группировки — одна поддерживала реформы, вторая (включавшая Цыси) противостояла им. Одним из самых активных сторонников изменений стал учёный Кан Ювэй.

Гуансюй удостоил его аудиенции и назначил секретарём Верховного императорского совета. Следующим шагом он снял с должностей часть консервативно настроенных чиновников и приблизил к себе реформаторов. Это крайне не понравилось Цыси и её сторонникам. В воздухе запахло дворцовым переворотом.

Кан Ювэй понимал, что императору нужна поддержка армии, о чём не преминул сообщить ему. Вместе с Гуансюем они доверились генералу Юань Шикаю. Военачальник поддержал их идею, но попросил отложить выступление на месяц, чтобы не привлекать внимания Цыси и дождаться возможности укрыть императора в своих казармах на время кампании.

Реформатор Кан Ювэй Фото из архива библиотеки Конгресса США

Параллельно в консервативных кругах шли схожие процессы. Противники реформ подготовили меморандум, в соответствии с которым император обвинялся в измене заветам предков и подрыве устоев, а власть предлагалось передать в руки Цыси.

В итоге никаких столкновений не произошло. Юань Шикай оказался предателем и доложил своему командиру о планах императора. Тот поспешил передать информацию Орхидее. Получив сообщение, Цыси отдала приказ дворцовой гвардии арестовать Гуансюя и его сторонников. Она отобрала у правителя императорскую печать и тут же выпустила от его имени указ о передаче власти себе.

Кан Ювей смог бежать, а вот большинству реформаторов не повезло — их казнили на площади. Книги, написанные Ювэем, Цыси приказала сжечь, а также отменила практически все императорские указы, направленные на осуществление реформ. Они предусматривали строительство железных дорог, поощрение научной деятельности и всяческую помощь науке, стимулирование торговли. Также Гуансюй хотел сократить расходы на армию, уменьшить количество чиновников, активно осваивать опыт других государств и повсеместно открыть отделения почты и телеграфа.

Всё это Цыси посчитала ненужным и даже вредным. Единственное, на что она не решилась — ликвидировать созданный Гуансюем Пекинский университет. ВУЗ существует до сих пор, является крупнейшим учебным заведением КНР и обладает самой большой библиотекой в Азии.

Библиотека Пекинского университета

Гуансюя отправили в заточение на остров Иньтай посреди озера, находившегося в Запретном городе. Но и госпереворот не успокоил сердце Цыси. Орхидея оставалась крайне подозрительной и постоянно боялась, что кто-то может покуситься на её власть. Бесчисленные телесные наказания и казни держали придворных в страхе. Сегодня ты в фаворитах, а завтра не сносишь головы.

Такая атмосфера помогла Цыси организовать развитую шпионскую сеть, когда все следили друг за другом и день за днём составляли доносы. Так что в любой момент своей жизни слуга или чиновник мог быть обвинён в тайной работе на иностранцев и подвергнут казне Линчи — это когда от тела постепенно отрезается кусок за куском в течение длительного времени, причиняя жертве огромные страдания. Существовала возможность найти свою смерть, просто попавшись на глаза Цыси, когда она находилась не в лучшем расположении духа.

Кто мне хоть раз испортит настроение, тому я его испорчу на всю жизнь.

Цыси

вдовствующая императрица

Восстание боксёров и конец правления

В 1898 году в цинской империи началось ихэтуаньское восстание, более известное как боксёрское. Отряды повстанцев занимались особым видом кулачного боя, за что и получили от европейцев прозвище боксёры.

Формально мятежники восстали против иностранного влияния на Великую Империю Цин. Настоящие причины лежали глубже. К тому времени самая бедная часть общества потеряла какую-либо надежду на выживание. Несмотря на всё противодействие Цыси, мечтавшей законсервировать свою страну, прогресс хотя тяжело и долго, но всё же неумолимо наступал и в династии Цин.

Представители традиционных профессий (лодочники, погонщики, ремесленники) оставались без работы и без средств к существованию. Ещё хуже чувствовали себя крестьяне, потому что постоянно случавшиеся засухи и наводнения оставляли их без пропитания.

Цыси совершенно не собиралась как-то помогать беднякам и что-либо исправлять в сложившейся системе. Пока страна находилась в экономическом упадке, подданные империи умирали от голода, а армия терпела поражения, Цыси не стеснялась тратить огромные деньги на строительство дворца и свои развлечения. Число её обслуги доходило до 10 тысяч человек. Помимо этого, в государственном аппарате развилась коррупция, должности покупались и продавались, вышестоящее начальство собирало «дань» с нижестоящего и эти деньги тоже направлялись Цыси.

Улица города в провинции Хэнань в 1900-м году

Это привело к социальному взрыву. Для объединения восставших требовалась общая цель, коей выбрали борьбу с иностранным вмешательством. В реальности люди просто мечтали выбраться с социального дна. При сложившейся системе шансов на это не оставалось.

Обнаружив, что сил имперской армии не хватает для подавления восстания, Цыси заключила с мятежниками перемирие и заявила, что поддерживает их в борьбе с чужеземцами.

По всей стране происходили внесудебные казни иностранцев, сторонники боксёров сжигали храмы (включая православные) и убивали китайцев-христиан. Методы применялись самые жестокие — жён иностранцев насиловали и пытали, перед тем, как обезглавить, а детей мучили и убивали на глазах матерей. Страна утопала в крови, а сама Цыси ежедневно 70 раз перечитывала вслух заклинания ихэтуаней, чтобы ускорить расправу над врагами.

Боксёрское восстание в цинской империи. Подготовка к казни Фото Джеймса Риклтона

События, происходящие в династии Цин, ярко описывались иностранной прессой, вызвав негодование и страх по всему миру. В ответ на это в цинскую империю направили свои войска Россия, Япония, Великобритания, США, Франция, Австро-Венгрия, Германия и Италия.

В августе 1900 года иностранные войска подошли к Пекину. Цыси заявила, что скорее примет смерть, чем покинет город. В твёрдости намерений Орхидеи сомневаться не приходилось — она в панике бежала из столицы. Цыси забрала с собой Гуансюя, так как считала, что если он попадет в руки к иностранцам, то они вернут ему власть. Чжэнь, возлюбленную Гуансюя, Цыси оставлять в живых не собиралась. По её приказу девушку бросили в колодец прямо на глазах императора.

Наложница Чжэнь — возлюбленная императора Гуансюя Фото Getty Images

Поняв, что противостоять иностранным войскам невозможно, Цыси сменила сторону и теперь поддержала международную коалицию, призвав её помочь расправиться с бунтовщиками. Впрочем, ничего кардинально это не меняло — объединённые войска и так во всю подавляли восстание. Боксёры, на личном опыте убедившиеся, что кулачный бой не очень эффективен против стрелкового оружия, терпели поражения одно за другим. Заклинания тоже не помогали.

В 1901 году имперские власти и 11 государств подписали договор, известный как «Заключительный протокол», по которому, помимо прочего, династия Цин обязалась выплатить огромную контрибуцию, а на территории Пекина и других стратегических пунктов появились иностранные гарнизоны. В самой империи договор посчитали позорным, но Цыси это мало волновало — её беспокоила только собственная судьба.

Орхидея вернулась в Пекин, а Гуансюя снова отправили на остров Иньтай. В конце 1908 года император внезапно заболел. Цыси заявила, что в связи с этим он попросил её выбрать наследника и таковым она определила двухлетнего Пу И — сына своего фаворита. В тот же день Гуансюй скончался. Его, как и многих предшественников, отравила Орхидея — китайские власти, чтобы выяснить причины смерти императора, в 2008 году провели исследование его останков и обнаружили в них мышьяк.

Цыси собиралась править ещё долго, но судьба распорядилась по-иному — на следующий день после смерти Гуансюя во время обеда она потеряла сознание. Придя в себя, Орхидея успела созвать Государственный совет и дать ему последние наставления, а чуть позже отошла в мир иной.

Цыси на обложке французского журнала, 1900 год Иллюстрация журнала Le Rire

В общей сложности имея то больше, то меньше власти, Цыси правила империей 47 лет. Её сопротивление всему новому, нежелание принимать прогресс в бурно развивающемся мире, привели к глубокой отсталости страны и экономическому упадку, а в дальнейшем ещё и к гражданской войне.

Пока крестьяне голодали во время очередной засухи, а рабочие гибли от тяжёлого, ненормированного и опасного труда, получая за это гроши, Цыси жила в роскоши и наслаждалась всеми доступными благами. Пунктом номер один она считала власть, а пунктом номер два — удовольствия.

Действия Цыси во главе страны привели к её окончательному развалу — в 1911 году началось Синьхайское восстание, а уже в 1912 Пу И отрёкся от престола и цинская империя прекратила своё существование. Восставшие провозгласили Китайскую Республику, которая после победы коммунистов в гражданской войне стала называться Китайской Народной Республикой, существующей поныне.

Я часто думала, что я самая умная женщина из когда-либо живших, и другие не могут сравниться со мной. Хотя я много слышала о королеве Виктории, но не думаю, что она прожила хотя бы наполовину такую интересную и насыщенную жизнь, как моя…

Цыси

вдовствующая императрица

Статья создана участником Лиги авторов. О том, как она работает и как туда вступить, рассказано в этом материале.

История императрицы Цыси. В гареме Сына Неба. Жены и наложницы Поднебесной

История императрицы Цыси

С середины 50-х годов ХIХ века на политическом небосводе Поднебесной появилось новое «светило». Им стала императорская фаворитка Орхидея (китайское имя Ланьэр) (1835–1908 гг.), получившая в 1861 г. титул вдовствующей имератрицы Цыси. Ее домашнее имя Орхидея в императорском гареме оказалось под запретом, и после того как она стала наложницей, ее именовали только по-маньчжурски — Ехэнара. Как она попала во дворец Сына Неба, мы уже писали раньше. Быстрому возвышению Орхидеи способствовало стечение обстоятельств: во-первых, победа на «дворцовых смотринах» претенденток; во-вторых, бесплодие главной жены Сына Неба Цыань, ставшей императрицей в 1855 г.  — в год смерти матери будущего императора Ичжу. Сам Ичжу взошел на трон, будучи холостяком. Его жена — маньчжурка Сакота — умерла за месяц до этой торжественной церемонии. А к наложницам своего отца новый Сын Неба не имел права прикасаться. Свой гарем он набрал только после предписанного законами срока траура. Тогда же он смог с помощью матери избрать себе новую жену-императрицу. Ею стала младшая сестра Сакоты — Нюхулу (Нюгуру) (1837–1881 гг.). Получив на «дворцовых смотринах» степень наложницы четвертого ранга, она вскоре стала женой императора. Ей был дарован титул императрицы Восточного двора и официальное тронное имя — Цыань, т. е. Милосердная и Ниспосылающая Покой. Скромная, добрая и порядочная женщина, по оценкам современников, она, однако, не смогла привязать к себе Ичжу. В основном он питал пристрастие к дворцовым служанкам — красавицам-китаянкам.

Цыси — вдовствующая Великая императрица цинского Китая, с 1861 по 1908 гг. сосредоточившая в своих руках верховную власть. Наложница императора Ичжу, ставшая его второй женой

Орхидея, как и многие другие наложницы, была «осчастливлена» Сыном Неба почти случайно, когда в императорской спальне летнего дворца Юаньминъюань подавала чай. Пресытившийся изнеженными красавицами-китаянками император увлекся этой молодой и чувственной маньчжуркой.

Став фавориткой, Орхидея прежде всего прибрала слабовольного Сына Неба к своим рукам. Превратившись в его любимую наложницу, она, благодаря уму и ловкости, приобрела большое влияние на Сына Неба. Как пишут некоторые историки, потакая его слабостям, новая фаворитка поощряла Сына Неба в курении опиума, став его напарницей в этом опасном занятии. Видимо, Орхидея курила опиум с юности, научившись этому у наложницы своего отца. По одной из версий, она умела пускать дым, придавая ему очертания различных животных. Замысловатость фигур якобы вызывала восторг у императора. Однако главная же причина была, по мнению известного китаиста В. Я. Сидихменова, совсем в другом. Сластолюбивый Сын Неба пристрастился к опиуму из-за его особого воздействия на ощущения, получаемые во время плотских утех. Под влиянием этого наркотика сексуальное наслаждение, длящееся обычно всего несколько минут, в затуманенном опиумом сознании как бы растягивается на часы.

Айсиньгёро Ичжу — восьмой император маньчжурской династии Цин и седьмой император Цин. Девиз правления — «Сяньфэн» (Вселенское процветание)

Опасаясь, что Сын Неба вновь может ускользнуть из ее рук и попасть в сети служанок-китаянок, которые в любой момент, как было раньше, могут его «околдовать», Орхидея начала вести борьбу с китайскими прелестницами. Руками евнухов дворца Запретного города за малейшие проступки эти служанки подвергались допросам и избиениям. Их раздевали догола, били до крови, мучили и топили в пруду. Некоторые, доведенные до отчаяния, из страха пытались бежать из дворца, другие кончали жизнь самоубийством.

Орхидея постепенно пришла к мысли, что ей необходимо стать императрицей. Для этого ей надо было выполнить единственное условие — родить сына, законного наследника «драконового трона». Прошло уже почти три года со времени набора императором нового очередного гарема, а между тем ни его жена — императрица Цыань, ни 27 «законных» наложниц, ни многочисленные фрейлины-маньчжурки и монголки не могли подарить Сыну Неба долгожданного наследника престола. Цы-ань оказалась бесплодной. Лишь одна наложница родила императору дочь. В такой благоприятной для себя обстановке Орхидея вознамерилась подарить Китаю наследника престола.

Однако на этом пути встали серьезные преграды. Император к лету 1856 г. уже был физически не способен стать отцом. Здесь было несколько причин. Сын Неба изначально был слабым мужчиной и не отличался янными способностями. А венерическая болезнь, подцепленная им, и постоянное курение опиума все больше ухудшали его здоровье. Безудержное увлечение плотскими утехами в прежние годы истощило его организм. Обессилевший Сын Неба был вынужден постоянно прибегать к сильнодействующим снадобьям для возбуждения потенции. Физическое состояние его постоянно ухудшалось, и к лету 1856 г., по воспоминаниям современников, он был уже наполовину парализован, крайне исхудал и поражал своей бледностью.

Колибри. Художник Т. С. Чиу

Орхидея должна была срочно забеременеть, пока император еще не был окончательно разбит параличом. И в этом ей помог счастливый случай. Одна из дворцовых служанок, красавица-китаянка Чу Ин оказалась беременной от Сына Неба. «Осчастливив» эту красавицу, он вызывал ее затем к себе в спальные покои несколько раз. Орхидея забрала к себе в спальню носившую в себе «драконовое семя» Чу Ин, решив воспользоваться ее ребенком в том случае, если родится мальчик, и объявила императору о своей беременности. Со временем она сделала себе фальшивый живот и искусно выдавала себя за беременную, выказав недюжинные артистические способности. Как только стало известно, что Орхидея в «положении», ее возвели в наложницы второго ранга. Императрица Цыань, видя, что муж полностью попал под влияние наложницы, решила ее наказать и приказала привести Орхидею в свои покои. По приказу Цыань служанки начали раздевать фаворитку… Наступил критический момент в жизни Орхидеи — мог быть обнаружен накладной живот «беременной». Однако уведомленный об экзекуции евнухами Сын Неба вовремя вбежал в помещение и своим именем запретил раздевать любимую наложницу.

На счастье Орхидеи и на свое горе, Чу Ин родила весной 1856 г. мальчика и тут же была убита своей новой хозяйкой. Смертельно напугав придворного врача, убийца талантливо разыграла роль счастливой роженицы, вымазавшись кровью своей жертвы. Орхидее удалось убедить окружение, что это ее сын, рожденный от августейшего господина. Император был счастлив, что появился наследник, которого нарекли Цзай Чунь (Насаждающий чистоту).

После «рождения» сына наложница была вновь повышена в статусе и вскоре стала «драгоценной императорской наложницей» высшего ранга. Это открывало ей дорогу к титулу «императрица-мать», а после смерти Сына Неба — к титулу «вдовствующая императрица». Итак, фактически Орхидея совершила государственное преступление, ибо сын китаянки не мог быть наследником маньчжурской династии.

Панда. Художник Ло Женьлинь

Вспоминая о своей жизни с императором Сяньфэном, Цыси в 1903 г. рассказывала: «Когда я оказалась во дворце, покойный император сильно привязался ко мне и почти не обращал внимания на других наложниц. Я подарила ему сына Цзай Чуня, и это сделало меня самой близкой его фавориткой. Но затем на мою долю обрушилось несчастье. В последние годы царствования император неожиданно заболел. Ко всему этому иностранные солдаты сожгли Пекин, и мы вынуждены были бежать в провинцию Жэхэ. Тогда я была еще молодой женщиной с малолетним сыном и умирающим мужем на руках. Когда император лежал при смерти и находился в бессознательном состоянии, я привела к нему сына Цзай Чуня и спросила:

— Кто будет наследником престола?

Император не ответил, так как плохо себя чувствовал. Я проявила настойчивость и сказала:

— Здесь находится ваш сын.

Услышав мои слова, он быстро открыл глаза и ответил:

— Конечно, он должен наследовать трон.

Я почувствовала облегчение от таких слов. Это были последние слова императора. Вскоре он скончался».

Когда 22 августа 1861 г. Сын Неба испустил дух, развернулась закулисная борьба за престолонаследие. Цыань давно уже именовалась императрицей Восточного дворца, то есть главной женой. Поэтому в день смерти императора она автоматически получала титул вдовствующей императрицы (хуантай-хоу). Однако уже через сутки после смерти Сына Неба Орхидея в ходе упорной закулисной борьбы добилась такого же титула. Для себя она выбрала «августейшее» имя Цыси (Милосердная и Ниспосылающая Счастье). Ее личные имена (Орхидея, Ниласы) и фамилию (Ехэнара) отныне запрещалось произносить — на них налагалось табу.

Кроме титула вдовствующей императрицы, Цыси получила и титул «императрица-мать». Формально первенство принадлежало «старшей» императрице Цыань, которая сохранила титул императрицы Восточного дворца, а «младшая» Цыси стала императрицей Западного дворца. Но это явно не устраивало Цыси, и она стала добиваться установления совместного с Цы-ань регентства.

Императрица Цыань

А вот как удалось Цыси стать «вдовствующей императрицей».

Тяжелобольной император Сяньфэн в августе 1861 г., незадолго до смерти, собрал бежавших вместе с ним высших сановников, князей первой степени Цзай Юаня и Дуань Хуа, а также богатого и влиятельного Су Шуня, претендовавшего на роль главного регента после смерти императора. Маньчжур Су Шунь был фаворитом императора, возглавлял Налоговый приказ, практически в последние три года держал в своих руках все бразды правления. Он приобрел известность как один из первых взяточников и казнокрадов и являлся сторонником восстановления полной изоляции цинского Китая от внешнего мира. Он противился возвращению Сянфэна и его двора в Пекин из Жэхэ после подписания мирных договоров с Англией и Францией и эвакуации англо-французских войск из столицы Китая. Он считал, что фактически переносом столицы Поднебесной в Жэхэ цинскому правительству удастся свести на нет многие условия Тяньцзиньского и Пекинского договоров и со временем силой закрыть империю от иностранцев.

Политика Су Шуня восстановила против него значительную часть маньчжурской аристократии, в первую очередь сторонников капитуляции перед капиталистическими державами, допускавших возможность новых уступок иностранцам ради быстрейшего завершения борьбы с восставшим китайским крестьянством. Особенно враждебно относилась к Су Шуню мать молодого императора, 25-летняя императрица Ехэнара.

В присутствии вышеприведенных сановников и Су Шуня Сын Неба назначил своего шестилетнего сына Цзай Чуня наследником трона. Однако высшим сановникам удалось добиться ограничения власти Ниласы. Император согласился обнародовать два указа: один — о назначении их членами Регентского совета после его смерти, другой — запрещавший Ниласы контролировать действия сына как наследника трона. Пытаясь вообще избавиться от нее, члены Регентского совета (по свидетельству некоторых источников) уговорили императора обнародовать еще один указ, поручавший Су Шуню принудить Ниласы к самоубийству: пусть она на «том свете» прислуживает духу покойного императора. Но это не входило в планы Орхидеи. Как известно, чтобы императорские указы имели силу закона, издревле на них должна быть поставлена печать Сына Неба. Ниласы, понимая, что если она будет обладать Великой печатью, то с ней обязаны будут считаться, и она может торговаться о дальнейшей своей судьбе, неизвестно как завладела этой драгоценностью.

Императрица Цыси

Чтобы Су Шуня не подозревали в подделке указов императора после его смерти, он положил подготовленные указы под подушку больного: пусть все знают, что Су Шунь и его сообщники не имели никакого отношения к составлению этих указов.

Евнух Ли Ляньин, делавший массажи больному императору перед кончиной, стал свидетелем этих действий заговорщиков. Опасаясь за жизнь Ниласы, он известил ее о грозящей опасности: император мог со дня на день скончаться, и тогда участь его жен будет предрешена.

Узнав о грозящей им опасности, императрицы Нюхулу и Ниласы решили сообщить об этом в Пекин великому князю Гуну и его младшему брату — великому князю Чуню.

Ниласы вызвала к себе нескольких преданных ей евнухов и спросила:

— Кто решится доставить мое письмо в Пекин?

Среди евнухов вызвался небольшого роста юноша по имени Ань Дэхай. Встав на колени перед Ниласы, он сказал:

— Раб желает, рискуя жизнью, отправиться в Пекин.

Похвалив его за преданность, Ниласы дала ему 50 серебряных лянов на дорожные расходы. Дождавшись темноты, Ань Дэхай незаметно вышел из дворца и направился в Пекин. Там он связался с великими князьями — 28-летним Гуном и 20-летним Чунем, женатым на младшей сестре Цыси, и все им рассказал.

Семья князя Чуня

Затем Чунь тайно встретился с Нюхулу и Ниласы, и они вместе выработали план действий по возвращению императриц и маленького Сына Неба в Пекин, который должен был вступить в действие после смерти императора. План удался. Когда они все вновь оказались в Запретном городе, вдовствующие императрицы, регенты, а также великий князь Гун собрались в одной из тронных комнат. От имени молодого наследника Гун зачитал три императорских указа: первый — повелевал сместить со всех государственных постов заговорщиков и арестовать их; второй — объявлял Цзай Чуня наследником трона под девизом Тунчжи; третий — даровал Нюхулу звание «вдовствующая императрица Цыань», а Ниласы — «вдовствующая императрица Цыси». Первая была возведена в ранг «императрицы Восточного дворца», а вторая — в ранг «императрицы Западного дворца». Девиз «Совместное правление» означал, что две вдовствующие императрицы делили между собой власть до совершеннолетия наследника трона.

Совместное регенство получило название Чуй лянь тин чжэн — «Заслушивание докладов о государственных делах из-за опущенных занавесок» (так как смотреть на императорских жен считалось неприличным для сановников).

Указы были заверены императорской печатью, которая неизвестно каким образом оказалась во дворце. Заговорщики, стоя на коленях, смиренно выслушали указ, затем встали, и их под охраной отвели в заключение.

Однако на свободе был еще один заговорщик — Су Шунь, который в это время участвовал в похоронной процессии императора Сяньфэна, двигавшейся к Пекину. Великий князь Чунь в сопровождении телохранителей выехал из Пекина навстречу этой процессии, которая временно расположилась лагерем на отдых. Князь Чунь застал Су Шуня развлекающимся в палатке с наложницей — а это рассматривалось как грубое нарушение церемоний императорских похорон. Су Шуня взяли под стражу, 8 ноября 1861 г. он был обезглавлен, а похоронная процессия направилась в столицу.

Айсиньгёро Цзайчунь — девятый император маньчжурской династии Цин и восьмой император Цин

Так с помощью великого князя Гуна и хитрости Цыси, которой тогда исполнилось всего 22 года, она оказалась у власти. Заговорщики потерпели поражение, а их попытка стать регентами провалилась. В этой истории большую помощь Цыси оказал верный и ловкий подручный — молодой евнух Ань Дэхай по кличке «Маленький Ань», прихотям которого она позднее всячески потакала.

Известно, что именно евнух Ань Дэхай, пользуясь благосклонностью и попустительством Цыси, первым из главных евнухов, вспомнив, как это делали евнухи в эпоху Мин, вновь присвоил себе приветственный титул «девятитысячелетний господин», который затем перешел к евнуху Ли Ляньину, и считался, как и прежде, всего на одну ступеньку ниже императорского.

Любимый императорский евнух Цыси Ань Дэхай мастерски организовал систему поборов. Он был постельничим императрицы и ее доверенным лицом, и все почести, привилегии и услуги, полученные подданными с помощью скопца, равно как и всякие сделки, в которых он участвовал, преумножали его состояние. Аудиенции у императрицы Цыси, назначения на многочисленные дворцовые посты и даже прошения военачальников о выделении дополнительного снаряжения или подкреплений — все это облагалось поборами. За торговлю драгоценными металлами, шелками и прочими ценными товарами полагалось платить дань и налоги, которые делились следующим образом: половина — императрице Цыси, четверть — тайному любимцу императрицы гвардейцу Жун Лу и в военный бюджет, а остальная четверть — главному евнуху.

Великий князь Гун, с помощью которого Цыси оказалась у власти

Императрице, однако, приходилось оплачивать все свои личные расходы за счет поступлений в императорскую казну. А поскольку Ань Дэхай заведовал дворцовой бухгалтерией, немалая часть этих средств также прилипала к его рукам. Сама того не зная, Цыси платила за провизию и развлечения в несколько десятков раз дороже, чем они стоили на самом деле. Рассчитываясь за развлечения, которые императрица очень любила, особенно за театральные представления, она, судя по всему, платила артистам самые высокие гонорары, какие им когда-либо приходилось получать.

Одно из главных поручений вдовствующей императрицы главному евнуху Ань Дэхаю (по исполнении которого он и стал так любим Цыси) состояло в том, что он должен был добиться от юного наследного принца, чтобы тот оставил в ее руках рычаги реальной власти. Сделано это было очень виртуозно, без применения силы и угроз, без крови и убийств. Принца постарались как можно раньше пристрастить к радостям гарема, и когда стало ясно, что это пришлось ему по вкусу, Ань позаботился о том, чтобы молодые наложницы не давали ему пощады. Главный евнух и девушки гарема беспрестанно уговаривали юного принца, чтобы тот доказал, что ему в полной мере присущ «драконовский дух» его предков. В результате юноша был вскоре доведен до хронической слабости, а затем и до легкого умопомешательства.

Некоторые историки считают, что евнух Ань Дэхай, прислуживавший императрице Цыси, не был скопцом, и что императрица якобы родила от него сына, который дожил по крайней мере до 1920-х годов под именем Цзю Мин.

Широко известна история о том, как любимый евнух вдовствующей императрицы был казнен. События развивались следующим образом.

Цыси играет в шахматы с евнухом

Брат покойного императора Сяньфэна великий князь Гун (1833–1898 гг.) был умным, серьезным, талантливым и волевым человеком, вызывавшим к себе глубокое уважение. Европейцы высоко ценили его, именуя «принц Гун». Хотя ранее Цыси активно пользовалась поддержкой князя, когда ей угрожали заговорщики, теперь она стала относиться к нему неприязненно. Дело в том, что Гун все больше склонялся на сторону преданной старым обычаям Цыань. Это стало вызывать раздражение у Цыси, но, побаиваясь Гуна, она внешне его не выказывала. Главный евнух Ань Дэхай, зная ее настроения, решил высказать Гуну дерзость.

Как-то князь столкнулся во дворце с Ань Дэхаем, и последний нагло спросил его:

— Почтенный господин (так евнухи называли князей), хорошо ли мое синее перо? (Евнухам не разрешалось носить разноцветные перья, по которым определялись ранги чиновников, они носили только синие.)

Великий князь Гун на это холодно ответил:

— Синее перо красиво, только оно не прикроет твою шею. Сказанные слова иносказательно означали, что рано или поздно голова Ань Дэхая будет снесена.

Ань Дэхаю было известно, что великий князь Гун любил носить на большом пальце красный перстень с нефритовым камнем. Как-то, обращаясь небрежно к князю, евнух сказал:

— Мне очень нравится ваш перстень, князь, не могли бы вы подарить его мне?

Гун был разгневан дерзостью скопца и с возмущением пресек такое наглое вымогательство.

Зал, откуда Цыси управляла, находясь за занавеской

Но Ань Дэхай на этом не успокоился. Зная, что ни один член императорской фамилии не осмелится отказать в просьбе, исходящей от императрицы Цыси, он умолил свою повелительницу попросить у князя перстень. На это Цыси заявила, что князь Гун очень любит этот перстень, поэтому лучше ему не досаждать такой просьбой. Она предложила евнуху выбрать себе любую драгоценность, имеющуюся в хранилищах дворца, убеждая преданного слугу отказаться от его затеи. Но главный евнух упорствовал, и Цыси, желая удовлетворить его прихоть, однажды при встрече с князем Гуном спросила его:

— Скажите, великий князь, сколько стоит ваш прекрасный перстень?

Гун почтительно поклонился, молча снял перстень с большого пальца и преподнес его Цыси. Императрица поблагодарила за подарок и удалилась в свои покои. Затем вызвала Ань Дэ-хая и сказала:

— Вот тебе перстень, о котором ты мечтал, но не показывай его великому князю Гуну и не появляйся с перстнем в его присутствии.

И хотя просьба Цыси воспринималась во дворце как повеление, Ань Дэхай счел возможным нарушить ее. В один из ближайших дней после разговора с Цыси главный евнух встретился с великим князем Гуном и на виду у всех стал хвастаться перстнем, подаренным ему Цыси. Он хотел унизить Гуна, потому что все знали, кому принадлежал перстень.

Подобной наглой выходки князь никак не ожидал. И если до этого случая он просто презирал главного евнуха, то теперь дал себе слово отомстить за такое унижение его княжеских достоинств.

Угроза Гуна стала известна Цыси, и она, обеспокоенная исходом дела, решила на время удалить главного евнуха из Пекина. Для этого был найден подходящий повод. В 1869 г. три шелкоткацкие мануфактуры из южных городов Китая — Цзяннаня, Сучжоу и Ханчжоу, известные своими лучшими шелковыми изделиями, прислали Цыси различные образцы шелковой материи. Но ни один из образцов ей не понравился. Узнав об этом, Ань Дэхай выразил готовность отправиться на юг страны и лично подобрать необходимые образцы шелка.

Это решение было продиктовано и другим обстоятельством. Накануне Цыси, будучи очень суеверной женщиной, якобы обратилась к прорицателю, и тот предсказал ей, что главного евнуха ожидает насильственная смерть; поэтому ему было предложено отбыть по служебным делам в Южный Китай. Цыси знала, что это противоречит обычаям императорской династии: евнухи не имели права покидать столицу под страхом смерти. Но, уверенная в своей безнаказанности, она решила нарушить этот обычай. На двух правительственных судах Ань Дэ-хай в сопровождении музыкантов, красивых танцовщиц и слуг отправился в путешествие по Великому каналу. Эти суда напоминали настоящие плавучие дворцы, украшенные резьбой и позолотой, вымпелами и стягами. Они пользовались правом первенства при проходе в шлюзы.

Преданный Цыси евнух Ань Дэхай

Главный евнух требовал, чтобы во всех городах, где останавливались суда, ему выказывали почтение и уважение и даже совершали перед ним челобитье, как перед императорским посланником.

Казалось бы, уютная роскошная обстановка, мирный и красивый пейзаж вдоль канала, императорские стяги — все предвещало спокойное и приятное во всех отношениях путешествие. Но судьба уготовила трагическую развязку.

Среди пассажиров на судне Ань Дэхай, к своему большому удивлению, обнаружил неприятного для себя человека — губернатора провинции Шаньдун Дин Баочжэня. Между этим высокопоставленным чиновником и главным евнухом давно существовала глубокая вражда. Несколько лет тому назад Дин Баочжэнь, назначенный на пост губернатора провинции Шань-дун, отправился в столицу, чтобы отблагодарить вдовствующую императрицу Цыси. Войдя во дворец, он нечаянно обронил головной убор-шапочку на ступеньку, ведущую в Тронный зал. Это произошло в присутствии Ань Дэхая. Тот быстро схватил шапочку и, несмотря на настойчивые требования вернуть ее владельцу, отказался это сделать. Когда губернатор, возмущенный таким наглым поступком со стороны скопца, вошел в Тронный зал, главный евнух, обращаясь к нему, со злобной усмешкой заметил:

Вы, такой почтенный и важный чиновник, и вдруг потеряли свою шапочку. Какой позор! Хотите ее получить — давайте десять тысяч лянов.

Десять тысяч лянов! — воскликнул оскорбленный и возмущенный губернатор. — Вы что, шутить изволите? Верните мне немедленно шапочку!

Не хотите заплатить? — в голосе главного евнуха прозвучала угроза. — Тогда я распоряжусь повесить вашу шапочку на Южные ворота с запиской: «Эта шапочка Дин Баочжэня, назначенного губернатором провинции Шаньдун».

Кровать Цыси во дворце

Шапочка считалась непременным атрибутом убора чиновника: появление во дворце без головного убора рассматривалось как грубейшее нарушение установленных правил и церемоний. Поэтому Дин Баочжэнь с помощью посредника вынужден был выкупить шапочку за три тысячи лянов. Такой наглой и оскорбительной выходки главного евнуха губернатор не мог забыть и поклялся при случае отомстить.

И вот они оказались вместе на одном судне. Скрывая чувство неприязни, Дин Баочжэнь вынужден был до поры до времени поддерживать беседу с главным евнухом, выслушивать его наглые требования и наставления. Во время этой беседы у губернатора возник план мести. Он вспомнил, что, по законам Цинской империи, любому евнуху запрещалось под страхом смертной казни покидать столицу. Значит, главный евнух нарушил императорский закон, а посему должен понести суровое наказание.

Во время одной из остановок судна Дин Баочжэнь послал с гонцом в Пекин на имя великого князя Гуна секретную депешу, в которой сообщалось, что главный евнух Ань Дэхай покинул столицу, прибыл в провинцию Шаньдун и тем самым преступил закон. Дословно в ней говорилось: «Дин Баочжэнь докладывает, что евнух создает беспокойства в провинции Шаньдун. Согласно сообщению главы города Дэчжоу, евнух по имени Ань Дэ-хай и его приближенные проезжали по Императорскому каналу в этом месте на двух пышно разукрашенных драконовых судах. Он заявил, что направляется с императорской миссией для приобретения драконового одеяния. На его судне развевался черный стяг, в центре которого находились три императорские эмблемы Солнца, а по бортам судна развевались стяги с драконом и фениксом. Компанию Ань Дэхая обслуживала большая группа мужчин и женщин, среди них находились девушки-музыкантши, игравшие на струнных и духовых инструментах.

Печать императрицы Цыси

На берегах канала собирались толпы зевак, чтобы поглазеть на это забавное зрелище. По случаю своего дня рождения Ань Дэхай облачился в драконовый халат, стал в центре судна с тем, чтобы выслушать похвалы по поводу своего одеяния. Местные городские власти намерены арестовать Ань Дэхая, когда его судно проследует в южном направлении».

Депеша губернатора была доставлена секретно великому князю Гуну в то время, когда Цыси забавлялась театральными представлениями.

Князь Гун, как мы знаем, питавший вражду к Ань Дэхаю, решил воспользоваться подходящим случаем: он рассказал о депеше сорегентше Цыань, которая в это время также питала обиду на Цыси. Ее глаза блеснули злобной радостью: еще бы, такой хороший случай для мести. При ее согласии великий князь Гун составил ответ на депешу, в котором губернатору провинции Шаньдун было приказано без промедления казнить Ань Дэхая за нарушение императорского закона Цинской династии. В предписании говорилось: «Доклад вызвал наше удивление. Как мы можем надеяться на сохранение моральной чистоты во Дворце, если перед нами пример такого наглого евнуха, который осмелился покинуть Пекин без нашего разрешения и совершил такие неблаговидные дела? Приказываем губернаторам трех провинций — Шаньдуна, Хэнани и Цзянсу — разыскать и арестовать Ань Дэхая. Исходя из сказанного, повелеваем немедленно его обезглавить без каких-либо формальностей, не обращая внимания на изощренные объяснения. Губернаторы названных провинций будут нести ответственность в случае, если попытка арестовать Ань Дэхая окажется тщетной».

Получив такое предписание, губернатор провинции Шань-дун приказал немедленно схватить главного евнуха. На его шею надели деревянный ошейник и втолкнули во двор присутственного места. Ань Дэхай кричал, отчаянно сопротивлялся, боролся за свою жизнь, но все было напрасно. Его поставили на колени, и палач тяжелым мечом быстро обезглавил жертву. Казнь происходила в присутствии местных чиновников, со злорадством наблюдавших, как обреченный безуспешно пытался себя спасти. Его тело закопали на кладбище, где хоронили нищих.

Дом китайского чиновника в Пекине. Фото 1871 г.

Спустя десять дней после этого Цыань обнародовала второй указ, составленный великим князем Гуном, в котором говорилось:

«Дин Баочжэнь ныне доложил, что евнух Ань Дэхай арестован в местечке Тайань и обезглавлен. Законы нашей династии требуют от евнухов строго соблюдать установленные порядки и предусматривают строгое наказание, если они нарушат эти законы. Им запрещено совершать поездки в провинции и создавать там беспорядки. Тем не менее, Ань Дэхай грубо нарушил закон и за это нарушение поплатился жизнью. В будущем пусть этот пример послужит предупреждением для всех евнухов. Впредь, если кто-либо из евнухов решится покинуть Пекин и отправиться по императорским делам в провинции, будет закован в цепи и возвращен в Пекин для наказания».

Одновременно с обезглавливанием Ань Дэхая в провинции Шаньдун несколько его компаньонов-евнухов также были казнены путем удушения. Шести евнухам удалось бежать, но пятеро из них были пойманы и казнены. Оставшийся в живых добрался до Пекина и сообщил о трагическом событии приближенному вдовствующей императрицы евнуху Ли Ляньину. Последний немедленно донес об этом Цыси. Она не могла поверить, что ее застенчивая и пугливая сорегентша Цыань осмелилась обнародовать такой указ, взяв на себя ответственность за смерть Ань Дэхая.

По одной версии, придя в дикую ярость, Цыси тут же направилась в резиденцию Цыань и потребовала от нее объяснения. Перепуганная Цыань попыталась переложить всю вину на великого князя Гуна, но оправдания не помогли ей. Резко высказав все, что она думает о происшедшем, Цыси поклялась отомстить и Цыань, и великому князю Гуну.

По другой версии, Цыань, отправив указ о казни Ань Дэ-хая, сообщила об этом Цыси. Последняя, услышав такое известие, внешне оставалась спокойной, но внутренне вся клокотала от злобы и ярости. Поняв, что допустила ошибку, Цыси для предотвращения казни своего верного слуги направила собственную депешу, предписывающую Ань Дэхаю срочно вернуться в Пекин. Но ее гонец опоздал.

Двуличность императрицы Цыси. Карикатура

Итак, Ань Дэхай был обезглавлен прежде, чем его покровительница успела вмешаться, а сопровождавшие евнухи были задушены и сброшены в реку, после чего губернатор Дин отправил императрице депешу с выражением преданности ей.

По мнению некоторых историков, главная причина того, что Цыси довольно спокойно отнеслась к известию о казни любимого евнуха, заключалось в том, что Дин выставил на всеобщее обозрение народа обнаженный труп казненного, доказав тем самым, что он был скопцом и наглядно опровергнув слухи об Ань Дэхае как любовнике императрицы.

Затем главным евнухом при вдовствующей императрице Цыси стал Ли Ляньин. Он родился 12 ноября 1848 г. в одном из местечек провинции Хэбэй, происходил из бедной многодетной крестьянской семьи (у него насчитывалось 8 братьев и сестер), рано остался сиротой и в полной мере познал нужду и голод. В девять лет, после кастрации, Ли оказался в императорском дворце, попав туда не без помощи Ань Дэхая, который потом участвовал и в его «обучении». В качестве прислуги Ли прослужил во дворце более 50 лет, прислуживая четырем императорам, сменявшим друг друга.

Когда Ли Ляньин подрос, за высокий рост и физическую силу его определили носильщиком паланкина вдовствующей императрицы Цыси. Он был человеком крупного телосложения, с сильными челюстями, крупным носом, колючими глазами, толстыми губами и рельефным подбородком. Через некоторое время его повысили по службе, сделав придворным парикмахером.

Ли Ляньин постепенно стал завоевывать влияние при дворе, где царили подкуп, зависть и интрига. Обладая врожденной хитростью и рассудительностью, он подавал разумные и, главное, своевременные советы окружающим, и это способствовало росту его собственного авторитета среди чиновников двора.

После казни Ань Дэхая главным евнухом при Цыси становится Ли Ляньин

Цыси оценила способности и преданность Ли Ляньина, сделав его своим главным евнухом. Она приблизила его к себе и даже позволяла ему иногда разговаривать с ней сидя, в то время как всем остальным разрешалось разговаривать только стоя. Ему дозволялось первому обращаться к Цыси, если она не вызывала его на разговор, а иногда разрешалось даже разделять с ней трапезу.

Но особенно близок Ли ей стал после одного случая. Незадолго до японо-китайской войны (1894–1895 гг.) Цыси серьезно заболела. Ее навестил главный евнух Ли Ляньин. Приняв театральную паузу, выражавшую глубокую печаль, вдовствующая императрица сказала:

— Я чувствую приближение моей смерти, потому что нет у меня ни одного преданного человека, который дал бы мне единственное лекарство, способное вылечить меня.

Ли Ляньин понял без дальнейших объяснений, на что она намекала. По древнекитайским воззрениям, больной человек мог восстановить свое здоровье, принимая лекарство, состоявшее из кусочка человеческой плоти от сына больного, его близкого родственника или преданного друга.

Вскоре после такого необычного разговора Цыси выздоровела и обратила внимание, что Ли Ляньин отсутствовал на службе несколько дней. Когда она осведомилась о причине его длительного отсутствия, ей ответили, что главный евнух болен. Впоследствии стала известна причина болезни: он отрезал кусочек мяса от своего бедра, сварил его и подал к столу больной вдовствующей императрицы. Такой самоотверженный поступок евнуха заслужил высокую похвалу Цыси, и она одарила его всевозможными почестями.

Обладая природными способностями и большой проницательностью, Ли Ляньин хорошо изучил характер, быстрые перемены в настроении и повадки Цыси. По выражению ее лица он безошибочно определял настроение своей своенравной повелительницы и знал, как действовать в том или ином случае.

Китайские фарфоровые статуэтки. XVIII век

Однажды Ли Ляньин в одном из пекинских ресторанов увидел официанта по имени Ши, изумительно красивого и стройного юношу. Ли Ляньин привел его в Запретный город и представил императрице Цыси. Она была поражена его красотой и определила юношу обслуживать императорский стол. Так Ши стал ее фаворитом под видом официанта. Закончилось это тем, что Цыси забеременела. Тогда ей было 36 лет (1872 г.). Когда родился ребенок, его неприлично было держать во дворце, и он был передан на воспитание сестре императрицы по имени Да-фэн, жившей в западной части Пекина. Чтобы замести следы, Ши был умерщвлен с помощью яда.

В. И. Семанов приводит пример из исторического романа Сюй Сяотяня «Сказание о тринадцати маньчжурских императорах»: «Один молодой человек по имени Гуань Цюйань был большим шалопаем, в его доме увлекались легким пением, живописью, музыкой. Семнадцати лет он сбежал с одной театральной труппой. Два года пел в музыкальной драме, затем проигрался, украл вещи своего учителя и вновь сбежал. Через шесть месяцев кочевой жизни он вновь вернулся домой, однако отцу надоели его выходки, и он выгнал сына. Тогда Гуань ночью проник в дом, похитил все деньги отца и отправился в Пекин, где целые дни проводил в публичных заведениях.

Через три месяца он истратил все деньги, одежда, которую он носил, порвалась, а купить новую денег не было, из увеселительных заведений его гнали. Тогда он стал петь и просить милостыню на улицах. Северяне, слыша его томные южные напевы, иногда раскошеливались, но по-настоящему ему повезло лишь у чайной „Весенний цвет“, где собирались главным образом евнухи из дворца. За чайной была специальная певческая площадка для развлечения гостей, и, если песня им нравилась, они платили щедро. И вот однажды Гуаня услышал евнух Ли Шестой. Захлопав от удовольствия в ладоши, он подозвал певца к своему столику, спросил его имя и дал ему целых три ляна серебром. После ухода евнуха, которого здесь почти все знали, посетители стали поздравлять Гуаня и советовать ему познакомиться с Ли Шестым поближе.

Великая Китайская стена — крупнейший памятник архитектуры страны

Гуань Цюйань был человеком сообразительным, и когда Ли Шестой вновь пришел в чайную, он с глубоким почтением поклонился гостю, завел с ним льстивый разговор и попросил его самого выбрать что-нибудь по песеннику. Евнух выбрал арию о снеге, и Гуань постарался спеть ее со всем искусством, на какое был способен.

— Ты очень недурно поешь, мой мальчик, — сказал довольный евнух. — Наша Старая будда (Цыси. — В. У.) обожает слушать арии, и я мог бы кое-что посоветовать тебе.

Гуань, ни секунды не мешкая, стал просить дать ему этот совет.

— Сейчас при императорском дворце создается Студия исполнения желаний. (Эта студия, как место для развлечений Цыси, представляла из себя галерею и библиотеку, где хранились книги, картины, каллиграфические прописи знаменитых мастеров. Но заведовали здесь не евнухи, а красивые юноши, которых отбирали во дворец примерно так же, как наложниц, с той лишь разницей, что они должны были уметь рисовать. — В. У.). Туда ищут красивых юношей, умеющих петь и рисовать, — молвил Ли Шестой. — Тебе, мой мальчик, стоит подать на конкурс, особенно если ты хоть немного владеешь мастерством живописи…

— Умением рисовать?! — возбужденно и радостно воскликнул Гуань. — Да живопись для меня еще ближе, чем пение. Я умею рисовать и горы, и реки, и цветы, и травы. Если не верите, я могу сейчас показать Вам.

— Отчего же? Верю и очень за тебя рад, — сказал скопец. — Тогда завтра же я отведу тебя во дворец.

На следующее утро он принес молодому человеку новую одежду, заставил его чисто выбриться, критическим взглядом осмотрел привлекательного юношу и остался доволен. Рекомендация евнуха Ли Шестого оказалась совсем не лишней, так как все кандидаты должны были иметь рекомендующих, а Ли пользовался определенным влиянием при дворе. Помогла и красота юноши, и то, что его рисунки понравились императрице Цыси. Короче говоря, вскоре Гуаня сделали управляющим Студии исполнения желаний.

Водопад. Художник Чжао У Чао

Однажды вечером, когда он развлекался какой-то игрой с молодыми евнухами, к ним подошла фрейлина и сказала:

— Вы тут веселитесь, а Великая императрица беспокоится! Гуань Цюйань посерел от стаха, не понимая цели вызова и раздумывая, чем он мог вызвать беспокойство Цыси. Фрейлина улыбнулась, открыла коробку, которую принесла с собой, и протянула растерявшемуся Гуаню:

— Старая будда жалует тебе эти кушанья. Не исключена возможность, что она вызовет тебя, готовься!

Тут только у молодого человека отлегло от сердца. Он взглянул на присланные кушанья и понял, что они с императорского стола. Юноша хотел поблагодарить за милость, но фрейлины уже не было, она исчезла.

Через некоторое время она появилась вновь и заявила, что Великая императрица изъявила священное согласие принять Гуань Цюйаня во дворце Море мудрости.

Юноша поправил свою одежду и вслед за фрейлиной пошел по дорожкам парка. Всюду сияли разноцветные фонари, под ними стояли евнухи, готовые тщательно с пристрастием допросить каждого прохожего, но фрейлина подала им тайный знак, и они отступили. Все беседки, террасы, башни и павильоны были словно нарисованы искусным живописцем. Одна из беседок так и называлась: Прогулка по картине. Недалеко от нее оказалась пещера, пройдя которую, Гуань увидел высокое строение с надписью „Море мудрости“. Юноша почтительно остановился у ворот, расписанных драконами и фениксами, но фрейлина велела идти смелее, провела его через анфиладу комнат и, доложив о приходе, сказала Гуаню:

— Императрица ждет тебя, будь внимателен к ней!

На территории Летнего императорского дворца

Гуань Цюйань с опаской вошел, и взору его предстал роскошный зал, выложенный каменными плитами. На противоположной стороне над дверью висела надпись „Зал человеческих радостей“, а за дверями шла еще одна анфилада великолепно обставленных комнат. Посреди одной из них сидела императрица Цыси и читала книгу. В ответ на почтительный поклон Гуаня она медленно отложила книгу и, велев ему сесть, стала с улыбкой интересоваться у молодого человека, сколько ему лет, из какой он семьи. Наконец она спросила:

Вот ты умеешь рисовать, а можешь ли определить возраст картины?

Я человек маленький, — ответил Гуань, — учился немного, но, пожалуй, смогу догадаться.

Тогда я покажу тебе одну вещицу! — сказала императрица и направилась в соседнюю комнату. Юноша, дрожа всем телом, пошел вслед за ней. Однако выбрался он из той комнаты лишь к следующему полудню. Какую древнюю картину показывала ему вдовствующая императрица, неизвестно, но с тех пор она вызывала его очень часто, подарила ему большой загородный дом и даже разрешила жениться на одной из фрейлин».

Предшественники Цыси старались блюсти строгие конфуцианские традиции и в придворных театральных постановках, которые они очень любили, обходились артистами-евнухами, их было около 300 человек. Хотя, если внимательно изучить историю китайского театра, можно сказать, что такое положение было не всегда. По легенде о рождении театра, как-то танский император Сюань-цзун вместе с наложницей Ян Гуйфэй наслаждался созерцанием великолепного яркого звездного неба. Наложница поклялась императору, что ее верность превзойдет верность девушки-ткачихи. Растроганный Сюань-цзун, желая вознаградить ее за любовь, приказал отобрать красивых детей, тщательно обучить их искусству пения и танца и составить из них труппу, которая должна будет давать представления перед Ян Гуйфэй. Для этих целей было отобрано свыше трехсот мальчиков и девочек. Отсюда якобы и ведет свое начало театр в Китае.

Китайские артистки. Старинная открытка

Учитывая, что для театральной труппы отбирались во дворец самые красивые дети, там было много и юных прелестных девушек. Как известно, одна из них так вскружила голову императору Юнчжэну, что он даже взял ее в свой гарем. Плодом этой любви стал сын, который под именем Цяньлуна (1736–1796 гг.) унаследовал в 1736 г. престол своего отца и оказался одним из самых мудрых и справедливых властителей в истории Китая. В первый год его царствования мать его, вероятно, желая уничтожить всякое воспоминание о своей прежней профессии, упросила императора запретить женщинам появляться на подмостках сцены. Цяньлун не только исполнил ее просьбу, но и пошел еще дальше. Зная, что и актеры-мужчины часто бывают опасны для слабых женских сердец, которые находятся во дворце, он запретил выступать на театральных подмостках императорского дворца и мужчинам. И с этих пор все актерское сословие императорского двора должно было состоять из евнухов.

Вдовствующая императрица Цыси вновь ввела во дворец актеров извне. Первого и пятнадцатого числа каждого месяца в императорском дворце устраивались театральные представления. Во время традиционных китайских праздников — Начала лета и Середины осени — спектакли продолжались целых три дня, а на Новый год — с самого сочельника до шестнадцатого января. Торжественно обставлялся и день рождения императрицы Цыси. Актеры должны были играть три дня до ее рождения и четыре после.

Специально в летней резиденции императрицы (Ихэюань) Цыси построила особый театральный павильон для представлений на открытом воздухе. Перед каждым спектаклем исполнители главных ролей в костюмах, но еще без париков, совершали на открытой сцене по три земных поклона в сторону Дворца радости. Во время данной церемонии сановники Управления двора тоже поднимались на сцену и стояли рядом с актерами.

Император Цяньлун был рожден от актрисы придворной труппы. Художник Джузеппе Кастильоне

Официально императорскому двору принадлежала труппа южной куньшаньской драмы, отличавшейся от столичного театра. Куньшаньский театральный жанр был распространен уже в период Мин. Как и в пекинской музыкальной драме, в ней играли мужчины, но певшие еще более высокими голосами. Большинство при дворе не любило таких голосов, но куньшаньская драма была завещана предками, поэтому ее не разрешалось ни упразднить, ни изменить. Цыси любила куньшанскую драму, причем, по утверждением современников, не только любила, но и изучала. По ходу пьесы она посматривала в партитуру пьесы, иногда отбивала ладонью такт и чувствовала малейшую ошибку исполнителя. Но главное место в спектаклях занимала столичная драма, исполнителей которой привозили евнухи из города.

Известно, что Цыси любила различные представления, особенно носящие эротический характер. Как-то раз шло представление с непристойной по китайским понятиям сценой. Присутствующая супруга императора Тунчжи Алутэ отвернулась и не стала смотреть на эту сцену. Цыси сразу же заметила такую реакцию Алутэ и пришла в ярость: выходит, невестка считает себя более благопристойной, чем свекровь.

Главный евнух Ли Ляньин прежде отвечал за охрану личных покоев Цыси, и никто не мог войти в ее апартаменты без его разрешения. Добившись полного доверия вдовствующей императрицы, он, по существу, стал хозяином и распорядителем императорского двора — любой обитатель двора без его согласия не мог быть разжалован, понижен в должности или казнен.

Вплоть до своей смерти (по некоторым источникам, его отравили) Ли Ляньин с помощью интриг, вероломства, лести и подкупа преданно служил своей повелительнице, извлекая из этого огромные выгоды. Его личные богатства оценивались в два миллиона фунтов стерлингов.

Поведение главного евнуха Ли Ляньина не нравилось Цы-ань, и она возненавидела его так же, как и покойного Ань Дэ-хая. Как-то вечером, неожиданно войдя в покои Цыси, она стала свидетельницей такой картины: ее сорегентша сидела на коленях главного евнуха. Это еще более обострило отношения между Цыань и Цыси.

Большая сцена Летнего дворца имела скрытые люки и двери, через них могли внезапно появляться феи, подвешенные на веревках, и другие театральные персонажи

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Императрица Цыси. История человечества. Восток

Императрица Цыси

В таком положении оказалась и Лань Кэ – наложница самого низшего пятого ранга, будущая всесильна императрица Цыси, последняя великая правительница из династии Цин.

История жизни той, что возвысила евнуха Ли Ляньина и на протяжении почти полувека железной рукой правила гигантским Китаем, напоминает скорее миф, чем реальную биографию. К концу жизни ее полный официальный титул звучал так: Милосердная, Счастливая, Благодетельная, Милостивая, Главная, Охраняемая, Здоровая, Глубокомысленная, Ясная, Спокойная, Величавая, Верная, Долголетняя, Чтимая, Высочайшая, Мудрая, Возвышенная, Лучезарная.

А в самом начале жизненного пути ее звали Лань Кэ (Нефритовая Орхидея), она происходила из достойной, но обедневшей семьи. Ее отец Хой Чжэн вел полную превратностей жизнь государственного чиновника: он впадал в немилость, возносился высоко благодаря удачному стечению обстоятельств, сидел в тюрьме за растрату, потом нашел новых покровителей…. В конце концов он умер, оставив вдову с дочерью практически без средств к существованию. Лань Кэ слыла красавицей, ее типично маньчжурскую внешность дополнял живой характер. В детские годы она была помолвлена с блестящим молодым человеком, сыном высокопоставленного офицера. Но разорение семьи положило конец этой помолвке, несмотря на то, что Жун Лу продолжал обожать свою избранницу, да и она отвечала ему взаимностью. Пылкая и самолюбивая Лань Кэ приняла решение – взойти на самый верх и облагодетельствовать свою семью, в первую очередь мать. «Когда она отправилась к подругам, ее заметил евнух, – сообщается в «Сказании о тринадцати маньчжурских императорах». – Лань Кэ нарочно постаралась попасться на глаза императорским посланцам…»

Между тем даже попасть в соискательницы являлось непростым делом. В Китае существовало 9 чиновничьих рангов, среди которых 9-й считался самым низшим. Как можно узнать из «Заметок о Цинском дворе», вышедших в Пекине, в конкурсе могли принять участие только дочери чиновников выше третьего ранга. Но и они просеивались сквозь мелкое сито – из знатных девушек отбирались лишь те, у которых восемь иероглифов, обозначающих даты рождения, считались благоприятными. 14 июня 1852 года 60 маньчжурских девушек достойного происхождения предстали перед взором вдовы покойного императора Даогуана. После смотрин гарем пополнили 28 наиболее достойных, среди них оказались младшая сестра покойной жены императора Сяньфэна по имени Ню-хулу (будущая Цыань) и шестнадцатилетняя Лань Кэ (будущая Цыси).

В императорском гареме существовала неизменная табель о рангах: помимо законной жены, одна хуангуй-фэй – Императорская Драгоценная Наложница, две гуйфэй – Драгоценные Наложницы, а дальше – от четырех до 72 обычных наложниц третьего класса – фэй, 84 наложницы четвертого класса – бинь, и остальные – 120 наложниц пятого класса – гуйжэнь… Не обладая особым статусом, Лань Кэ пополнила самую низшую категорию женщин, которые обитали в маленьких домиках в самой дальней части императорского сада. Эти женщины жили скромно: у них было мало прислуги, большую часть времени они занимались рукоделием, изготавливая одежду, обувь и косметику для более удачливых товарок. Впрочем, девственницы имели шанс подняться выше, их имена были написаны на нефритовых жетонах, которые лежали на специальном блюде в покоях императора. Когда правителю хотелось чего-нибудь новенького, он наугад брал жетон с блюда и отдавал евнуху, а чаще просто отдавал приказ привести к нему новую девушку, оставляя евнуху право на выбор кандидатки. Вероятно Лань Кэ смогла заручиться симпатией этой курии, хотя как ей это удалось – история умалчивает. Однако известно, что девушка была бедна, как церковная мышь, так что о подкупе речь не шла.

Орхидею принялись готовить к августейшей ночи. Ее раздели, омыли, умастили благовониями, а потом, не одевая, завернули в покрывало из пуха цапли (цап ля издревле считалась символом чистых намерений, ведь к императору с другими нельзя). Обнажали наложниц также и с целью безопасности: в таком виде она не могла прихватить с собой холодное оружие. Затем наложницу, следуя дворцовому регламенту, доставляли в опочивальню императора. Здесь евнух снимал с нее покрывало и сам удалялся. По правилам имя наложницы записывали в специальную книгу, а также отмечался день и час пребывания наложницы в императорских покоях: таким путем определялась законность рождения ребенка от императора.

Лань Кэ попала в императорскую постель, но… не произвела впечатление на императора. Все закончилось очень быстро – так быстро, что главноуправляющий Палаты важных дел, который ожидал окончания постельной церемонии в соседней комнате, даже не успел крикнуть: «Время пришло!»

Императрица Цыси

Существовал такой обычай: если наложница задерживалась в опочивальне надолго, главный евнух, заботясь о том, чтобы император не перетрудился, обязан был прокричать: «Время пришло!» Не откликнется Сын Неба в первый раз – кричи еще. Не откликнется снова – кричи в третий раз. Ну а на третий раз государь просто обязан был отозваться, как бы ни был увлечен «прогулкой меж золотистых лилий».

Услышав отклик императора, главноуправляющий и евнух входили. Главноуправляющий вставал на колени возле постели и спрашивал: «Оставить или нет?» Вопрос означал, оставить ли в лоне женщины драгоценное семя государя, достойна ли она такого счастья, как понести от Сына Неба. Если ответ был отрицательным, главноуправляющий нажимал на живот женщины так, что все семя драконов выливалось из нее. Если же император велел семя в даме оставить, то в специальный журнал заносилось, что такого-то числа государь осчастливил такую-то, т. е. если зачатие происходило, оно фиксировалось с точностью до часа, что позволяло составить астрологический прогноз.

Ночь с императором не принесла Лань Кэ ничего, кроме простеньких жемчужных сережек – традиционного подарка. Ее поселили на отшибе Запретного двора, в домике, который назывался Тень платанов. Однако Лань Кэ не сдалась и начала кропотливую подготовку ко второй попытке завоевания императора. Каждой императорской наложнице в год полагалось 150 лянов (около 400 долларов по современным меркам) – на украшения и маленькие удовольствия. Лань Кэ делила свои монеты на три горсти: первая уходила на оплату уроков пения, благодаря второй девушка оттачивала каллиграфию и брала уроки живописи, ну а третью (самую увесистую горсть) она отдавала евнуху. По версии некоторых исследователей, этим евнухом мог быть молодой Ли Ляньин, но скорее всего в то время будущий всесильный скопец только начинал свою карьеру во дворце и не был допущен в личные покои императора. Скорее всего деньги орхидеи попадали в кошель одному из младших евнухов, Ши Цину, который был пристрастен к опиуму и которому, конечно, никогда не хватало денег на тайные посещения опие-курильни. Ши Цин не только просвещал юную деву насчет вкусов и предпочтений императора, но даже тайком выводил ее из дворца – Лань Кэ посещала знаменитую городскую куртизанку Сун по прозвищу Слива Мэйхуа. Искушенная женщина обучала ее эротическим приемам. Через два года Лань Кэ была во всеоружии: она безупречно подбирала себе наряды, ее скромный домик был собственноручно расписан изысканными рисунками в традиционном жанре «цветы и птицы», вокруг были разбиты роскошные клумбы. Теперь в дело вновь вступили евнухи: частенько император прогуливался по своему саду, сидя в паланкине. Обычно двое носильщиков выбирали маршрут в центральной части сада, где журчали фонтаны и цвели цветы. Однако евнухи-носильщики вдруг свернули в узкую аллейку между платанами.

Император изумился, обнаружив этот изящный домик-шкатулку на пороге которого стояла красавица в изысканном наряде и негромко, как бы в задумчивости, напевала любовную балладу. Сцена эта была срежиссирована евнухом Ань Дэхаем, предшественником Ляньина, будущим главным евнухом.

Заинтригованный правитель велел опустить носилки и… второе знакомство с повелителем прошло как нельзя более удачно. На сей раз амбициозная дева была во всеоружии: она знала все о вкусах и привычках императора благодаря поддержке евнухов. Ее карьера быстро пошла в гору: практически сразу она была переведена в разряд бинь. Лань Кэ с невероятной скоростью прошла оставшиеся стадии возвышения – фэй, гуйфэй. Она сумела стать отрадой пресыщенного владыки: устраивала маленькие театральные постановки на пьесы собственного сочинения, дарила образчики каллиграфии льстивого содержания и составляла компанию в курении опиума. Лань Кэ была знакома с этим пороком с детства – ее отец был завзятым курильщиком. Однажды она подсмотрела, как наложница подавала ему раскуренную трубку: она положила в нее шарики опиума, потом раскурила и выпускала дым так, что он принимал форму различных животных. Лань Кэ и сама решила научиться этому фокусу. Это ей удалось.

И вот однажды император Сяньфэн, проводя с Орхидеей ночь, предложил ей покурить опиума. Императорская фаворитка сделала это с большим искусством, пуская замысловатые фигуры из дыма. Сын Неба от этого зрелища был в восторге – ничего подобного он ранее не видел.

Она достаточно быстро стала любимой наложницей Сяньфэна и, используя ловкость и ум, обрела значительное влияние на него. Но, увы, ее положение не было устойчивым, в любую минуту император мог предпочесть ей другую. Нужен был план как стать особенной. В дело вновь вступает евнух, Ань Дэхай сделал ставку на Лань Кэ, да по-другому и быть не могло. Дело в том, что благородная императрица Цыань терпеть не могла заносчивых развращенных евнухов и не скрывала своей неприязни. Так вот, именно Цыань стала частью хитроумного плана возвышения Лань Кэ. Бездетная и вечно печальная Цыань нуждалась если не в заботе, то уж точно в участии, в сочувствии, хотя бы в беседе. По закону императрица должна была в течение пяти лет обеспечить Сына Неба наследником, но жена Сяньфэна не беременела. Сяньфэн решил, что Цыань бесплодна, хотя возможно дело было в нем: с юных лет он бражничал, вел разгульный образ жизни и скорее всего болел венерическими заболеваниями. Однако в отсутствии детей всегда винят женщину, и Сяньфэн перестал посещать опочивальню супруги.

В покоях императрицы стояло множество драгоценных фарфоровых ваз. В одну из них подкинули порошок ядовитого корня сыдун. Императрица почувствовала недомогание: глаза слезились, она постоянно чихала. В саду ей стало легче и женщина поняла, что в ее комнатах спрятан яд. Но как его обнаружить? И вот тут-то в дело вступила Лань Кэ. Через евнуха она передала, что происходит из рода знахарей и сможет по запаху определить, где спрятана отрава. Цыань немедленно послала евнуха за наложницей Лань Кэ.

Девушка несколько раз втянула воздух и подвела Цыань к одной из девяти напольных ваз. Императрица расчихалась еще пуще, а Лань Кэ не преминула заметить, что точно такой же запах три недели назад она слышала у дверей в комнаты Императорской Драгоценной Наложницы. Так Цыань заполучила, как она думала, любезную подругу-спасительницу, а Лань Кэ – долгожданный титул. Теперь она была хуангуй-фэй.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Королева секса. Как наложница стала императрицей Китая

21 сентября 1898 года регентша маньчжурской династии Цин в Китае Цыси устранила последних конкурентов и стала императрицей. Империя недолго прожила после её смерти. Зато репутация Цыси как самой развратной императрицы прошла через века.

Её восхождение к трону началось за полвека до этого. Будучи шестнадцатилетней девушкой и дочерью опального чиновника, Цыси смогла завоевать доверие высших сановников, попав во дворец императора Сяньфэна в качестве наложницы самого последнего, пятого уровня.

Смекнув, что её единственный конёк — секс, будущая императрица начала совершенствоваться в этом вопросе. Её наставницей стала главная наложница Китая по прозвищу Слива, которая давала ей платные уроки.

Следующим шагом по "карьерной лестнице" стало сближение с женой императора — царицей Цыань. Цыси внимательно следила за тем, что происходит при дворе. Однажды она узнала, что Цыань собираются отравить, подсыпав мышьяк в вино. Цыси предупредила её об этом, чем спасла жизнь императрице. Поскольку Цыань была бесплодной, она предложила Цыси роль матери наследника.

Между женщинами возникла симпатия, перешедшая в страсть. Цыань, очарованная Цыси, порекомендовала её императору Сяньфэну в качестве драгоценной наложницы. Это высший ранг девушек при дворе, выше только царица.

В апреле 1856 года Цыси родила ребёнка. Рождение единственного сына императора, наследника китайского трона, усилило влияние Цыси. Когда умер истощённый от курения опиума и венерических болезней император, власть оказалась сосредоточенной в руках его вдовы Цыань и драгоценной наложницы Цыси.

Вдову главы государства не интересовала политика, поэтому Цыси в этом регентском тандеме лидировала. Далеко не всех такое положение вещей устраивало, у регентши было много врагов. В 1861 году она раскрыла заговор и казнила 500 человек, которых подозревала в бунтарских настроениях.

Цыси, получив власть, начала реализовывать свои сексуальные фантазии с оглядкой на соправительницу, которая зорко следила за тем, чтобы Цыси соблюдала правила приличия. К тому же Цыань ревновала наложницу.

Императрица — вдова Цыси и женщины американского происхождения. Держит её за руку Сара Конгер, жена посла США Эдвина Х. Конгера. Фото © Wikipedia

С определённого момента жизнь Цыси стала напоминать инстинкты насекомого. По словам биографов, боясь огласки, она начала убивать своих любовников, используя мышьяк. Вести себя, как самка паука, Цыси начала не сразу. Первый раз, когда она забеременела от певца Яо Баошэна, то просто отправила его в деревню с большой суммой денег. Актёру Яну Юэлоу, который стал её любовником позднее, повезло меньше.

Однажды Цыань, зайдя в покои Цыси, обнаружила там её любовника — красавца-актёра. Поскольку по традициям того времени держать при себе фаворита официально было нельзя, то вскоре, опасаясь скандала, Цыси его отравила. А спустя некоторое время от загадочного отравления умерла и сама Цыань.

Преемником Цыси был её сын Тучжи от императора Сяньфэна. Он должен был вступить на престол в 17 лет. Но царский потомок прожил очень мало, заразившись сифилисом в 14 лет. После его смерти Цыси назначила будущим императором Цзайтяня, сына своей сестры, скрепив так императорский род своей родословной.

Цыси жестоко расправлялась с политическими конкурентами. Самым показательным инцидентом стал случай во время "боксёрского восстания" в Пекине, когда китайцы объявили войну иностранцам, которые контролировали прибыльную торговлю опиумом. Сначала она подначивала повстанцев крушить заводы, железные дороги и христианские церкви, громить дома и магазины иностранцев. Когда же Европа пригрозила ввести войска, она потопила бунтующих в крови. После этого Китай ослаб и стал ещё больше зависим от других держав.

Ряд антиманьчжурских восстаний также был жестоко подавлен Цыси. У неё получалось укреплять собственную власть, но она совершенно не занималась государственными реформами. В 1868 году в Японии, которая отставала от Китая, началась модернизация, известная как "Обновление Мэйдзи". Это впоследствии привело к тому, что в Японо-китайской войне 1894 года японцы нанесли Китаю поражение, что и спровоцировало крах династии Цин.

Чем запомнилась императрица

Чем в больший упадок приходило государство, тем более разнузданные оргии устраивались при дворе. Такие групповые "церемонии" стали фирменным знаком её правления. Аппетиты Цыси не знали границ. Начинала она скромно — с одного-двух любовников. Постепенно их число выросло до сотен.

Она вернула в практику ритуал предыдущей династии, который назывался "Облизывание тычинок лотоса". Китайская императрица У Ху, введя его в обиход, обозначила приход "эры женского превосходства". Расхожим сюжетом на эротических гравюрах VII века стали изображения, на которых императрица поддерживает своё платье, а сановник, стоя на коленях, выполняет "ритуал".

Цыси увеличила производство порнографических карточек, в театрах шли пьесы с включением натуралистических сцен, большим спросом пользовались эротические романы.

Мемориальная башня гробницы императрицы Цыси. Фото © Wikipedia

Наряду с сексуальными извращениями Цыси прибегала к нетрадиционным методам омоложения. Для этого она ежедневно выпивала кружку сцеженного грудного молока, которое брали у недавно родивших китаянок.

Китай на закате правления Цыси стал напоминать Западную Римскую империю накануне крушения. Власть была уже не в состоянии управлять многочисленными территориями, народ погружался в нищету, а вельможи тонули в разврате. В результате множества противоречий государство разлагалось.

В 1908 году Цыси скончалась от инсульта в возрасте 72 лет. После неё остались многомиллионное состояние и дышащая на ладан империя. На престол взошёл её трёхлетний племянник Пу И, которого затем свергли. Затем вспыхнула Синьхайская революция и рухнула империя Цин, а вместе с ней и китайская монархия.

Императрица Цыси: Виновница краха империи или реформатор? | История: факты и мифы

Кем была могущественная правительница: виновницей краха империи или проницательным реформатором Китая?

Портрет императрицы Цыси

Портрет императрицы Цыси

В многовековой истории Китая мало лидеров, которые получили бы в глазах современников и потомков столь противоречивую оценку, как вдовствующая императрица Цыси. Одни называли её умной и прогрессивной правительницей, которая приложила максимум сил к процветанию страны. Другие считали Цыси коварной интриганкой, которая была одержима только одним — жаждой единоличной власти. И, устраняя всех неугодных, легко шла на самые гнусные убийства.

Будущая правительница родилась в 1835 году в семье маньчжурского чиновника. В детстве она получила приличное образование, что было нетипично для китайских девочек той эпохи. Подавляющее большинство из них не умели ни читать, ни писать.

В 1851 году юная Цыси оказалась в числе 60 девушек, которых собрали на конкурс наложниц для молодого императора.

По закону все маньчжуры из привилегированных сословий были обязаны регистрировать своих родившихся дочерей на подобные «смотрины». И отказ от участия в них мог иметь самые печальные последствия. Пройдя процедуру тщательного отбора, Цыси оказалась в пятом (самом низшем) ранге наложниц.

Видимо, девушка обладала какими-то особыми способностями, кроме умения читать и писать, потому что за пять лет она сделала неплохую карьеру, оказавшись в числе наложниц третьего ранга. Цыси сумела подружиться с императрицей Цыань. И по протекции бездетной жены императора была избрана для рождения наследника.

Правитель Китая Сяньфэн даровал Цыси почётный статус наложницы второго ранга (первый был у императрицы). А в 1856 году родился долгожданнный наследник. названный Цзайчунь. По дворцу ходили упорные слухи, что на самом деле мальчика родила одна из служанок, которую сразу убили. А ранние смерти других младенцев, рождённых прочими наложницами, не обошлись без вмешательства Цыси. Но, как бы то ни было, её статус при дворе резко вырос. Сама Цыси уверяла, что особое внимание к ней императора в первую очередь связано с её помощью в решении государственных дел.

Императрица Цыси

Императрица Цыси

Ряд историков считает, что болезненный Сяньфэн действительно мог просить грамотную наложницу помочь в работе с документами. И, возможно, именно в это время она приобрела столь ценный опыт контроля за чрезвычайно сложной бюрократической системой управления Китаем.

В сентябре 1860 года в ходе Второй опиумной войны отряды англичан и французов захватили и разграбили Юаньминъюань, любимую загородную резиденцию Сяньфэна. Это событие так потрясло и без того больного правителя, что он впал в депрессию и полностью отстранился от государственных дел. Предчувствуя скорую смерть, император собрал высших сановников и назначил восемь регентов для шестилетнего Цзайчуня. Особо оговаривался статус Цыси и Цыань, которых впредь полагалось именовать «вдовствующие императрицы».

В августе 1861 года Сяньфэн умер, а на престол под именем императора Тунчжи взошёл его малолетний сын. И тут же опекуны вступили в смертельную схватку в борьбе за реальную власть. Поначалу Цыси и Цыань действовали сообща. Одного из регентов, главу правительства Су Шуня, по обвинению в измене казнили, а ещё двум, князьям первого ранга, «даровали» право на самоубийство.

Продолжительное время вдовы правили в относительном согласии. Причём принимала участие в государственных советах чаще всего только Цыси. Возможно, Цыань просто не нравилось унизительное положение вдовствующих императриц на этих совещаниях. Женщины, согласно традиции, были вынуждены находиться за специальной ширмой. Тем не менее Цыси стойко переносила тяготы положения «третьестепенной» советчицы в хоре мужских голосов и умудрялась реально влиять на принимаемые решения.

Постепенно вокруг Цыси сложился круг доверенных лиц, в который вошли в том числе и два брата её покойного мужа: князья Гун и Чунь. Причём женой Чуня была Ваньчжэнь, младшая сестра Цыси. Это обстоятельство впоследствии очень пригодилось вдовствующей императрице.

Многие действия, предпринятые Цыси, выглядели как весьма полезные. В частности, она повела активную борьбу с коррупцией, которая превратилась для Китая в настоящее бедствие. Суровые меры, в том числе и казни, помогли обуздать рост мздоимства.

Этот богатый церемониальный головной убор принадлежал императрице Цыси

Этот богатый церемониальный головной убор принадлежал императрице Цыси

В 1872 году императору Тунчжи исполнилось 17 лет. Но молодой человек лишь на словах получил власть. Все решения за него продолжали принимать мать и мачеха. Сам юноша предпочитал проводить время в борделях и предаваться беспробудному пьянству. Такой образ жизни ничуть не беспокоил Цыси, что ещё раз подтверждало слухи о том, что он не был её родным сыном. В 18 лет Тунчжи заболел оспой (что в Китае считалось знаком богов) и всего через две недели умер.

Вопрос о выборе нового правителя Цыси решала почти единолично. Статус регентши при маленьком мальчике её вполне устраивал. И она организовала провозглашение новым наследником собственного племянника, 4-летнего Цзайтяня, сына своей сестры Ваньчжэнь от князя Чуня. Мальчика торжественно объявили императором под именем Гуансюй.

В 1881 году при загадочных обстоятельствах скончалась Цыань. Молва немедленно объявила её отравленной. А организатором убийства — Цыси, которой надоело делить власть с ещё одной вдовствующей императрицей. Отныне в Китае все рычаги управления огромной страной оказались в безраздельном владении бывшей младшей наложницы.

В 1886 году Гуансюй. которому исполнилось уже 19 лет, подготовил программу полноценных либеральных реформ. В сложившейся обстановке ни одного серьёзного решения ни император, ни правительство не могли принять без согласия Цыси. И, как ни удивительно, тётушка не стала препятствовать племяннику в реализации знаменитых «Ста дней реформ». Гораздо больше Цыси беспокоил выбор жены для Гуансюя. И она навязала ему Лунь-Юй, дочь своего брата Гуй Сяня, заставив кузенов пойти под венец.

Боксерское восстание в 1900 г.

Боксерское восстание в 1900 г.

Реформы Гуансюя встретили мощное сопротивление консерваторов. И Цыси немедленно объявила императора виновником народных бедствий. А в 1898 году и вовсе отправила его в ссылку. Однако это не уберегло Китай от мощного восстания боксёров (ихэтуаней).

По теме: Кровавый погром на Дальнем Востоке

Пытаясь сохранить ускользающую власть, Цыси открыто поддержала бунтовщиков, чтобы направить их гнев не против монархии, а против европейцев. А после поражения восставших всё равно сумела сохранить власть. И правила Китаем до самой смерти в 1908 году.

Гробница вдовствующей императрицы Цыси и сегодня впечатляет своими размерами

Гробница вдовствующей императрицы Цыси и сегодня впечатляет своими размерами

© Арина Казакова

Императрица Цыси и ее вечная молодость

Цыси (по-маньчжурски Ниласы) - маньчжурская императрица, родившаяся в 1935 году в знатной, но обедневшей семье и фактически стоявшая у власти в цинском Китае с 1861 по 1908 год. Правила Цыси без малого почти 50 лет, начав свой путь с наложницы великого императора Ичжу. Всего она прожила до 72 лет и оставила в истории множество легенд о том, как трудилась над своей красотой.

Цыси прошла конкурс наложниц при дворе императора 14 июня 1852 года, на 17-ом году жизни войдя во дворец правителей Китая «Закрытый город» в Пекине. Сначала девушка оказалась в пятом, низшем ранге наложниц, которых называли Драгоценными людьми (гуйжэнь). Цыси не была красавицей «от природы», но была привлекательной и честолюбивой.

Во время своего пребывания во дворце Цыси сумела не только подружиться с императрицей, но и родить императору наследника Цзайчуня, перейдя в ранг Драгоценных наложниц. К концу жизни число ее титулов доходило почти до двадцати: Милостивая, Благодетельная, Главная, Охраняемая, Здоровая, Глубокая, Ясная, Спокойная, Величавая, Верная, Долголетняя, Чтимая, Высочайшая, Мудрая, Возвышенная, Лучезарная…

Позже, после смерти императора, Цыси стала регентшей при малолетнем сыне Цзайчуне, а затем продолжила быть ею и при малолетнем племяннике, императоре Цзайтяне. С 1898 года в результате государственного переворота, она вновь сосредоточила всю власть в своих руках. Титул Великой императрицы она получила в 60-е годы.

Что же особенного было в этой загадочной и сильной девушке? Побывавшие во дворце европейцы рассказывали, что Цыси была необыкновенно хороша и казалась моложе своих лет - в пятьдесят ей нельзя было дать больше тридцати, в семьдесят лет она выглядела сорокалетней. Этому способствовал режим питания императрицы: приготовленные различными способами рыба, утка и цыпленок. Каждый день для сохранения молодости Цыси выпивала большую чашку грудного молока.

Ходят легенды о том, как она сумела сохранить молодость и красоту. Девушка часами танцевала, упражнялась в пластике, тщательно ухаживая за лицом и телом. Рассказывают, что каждое утро императрица Цыси наносила на лицо маску из жемчужного порошка и крема на основе вытяжки из цветов. Считалось, что такой косметический состав способствует отбеливанию кожи и предотвращает появление морщин.

Вечером правительница прибегала к другой процедуре. Она накладывала на лицо яичный белок, а за полчаса до отхода ко сну добавляла к нему цветочный экстракт. В конце процедуры снимала излишки этой маски легкими поглаживающими движениями с помощью мягких полотенец. А для того, чтобы придать коже свежесть и гладкость, Цыси каждое утро прибегала к методу традиционной китайской медицины: делала массаж лица специальным нефритовым роликом. В Китае полагают, что нефрит обладает целебными свойствами. Ходят легенды, что красавица для того, чтобы сохранить здоровье и молодость своей кожи, использовала также мандариновую маску с арахисовым маслом.

В «Заметках о цинском дворе» фрейлина вдовствующей императрицы Цыси Юй Жунлин писала, что любимыми иероглифами императрицы были «счастье» и «долголетие». В теплые деньки она выбиралась на природу и, усаживаясь около Среднего озера, писала эти иероглифы «целыми днями».

Вдовствующая императрица Цыси: самая противоречивая правительница Китая

Вдовствующая императрица Цыси. Источник: Muy Historia

Цыси (慈禧 Cíxǐ) — самая известная и влиятельная китайская императрица. Она правила почти 50 лет с 1861 по 1908 г. — немыслимый срок для женщин той эпохи. Некоторые считают, что Цыси превратила средневековый Китай в современную державу. Другие уверены: она лишь преследовала свои эгоистичные интересы и всерьез не заботилась о стране. ЭКД рассказывает, чем запомнилась императрица и какое наследие оставила стране. 

О детстве Цыси практически ничего не известно. Она родилась в 1835 году в семье маньчжурского чиновника. В 16 лет под клановым именем Ехэнара (叶赫那拉 Yèhènàlā) стала наложницей императора Сяньфэна (咸丰 Xiánfēng) и через несколько лет родила единственного оставшегося в живых наследника. Это значительно повысило ее статус и предоставило огромные возможности для влияния.

После смерти Сяньфэна в 1861 году восемь ближайших к нему министров должны были сформировать регентский совет. Но Цыси заключила союз с вдовствующей императрицей Цыань (慈安 Сíān) и заявила, что только они могут быть соправителями ребенка. Благодаря помощи великого князя Гун (恭亲王 Gōng qīnwáng) женщины избавились от министров и стали единственными регентами. 

Вдовствующая императрица Цыси (в центре) с придворными. Источник: The New York Times

Цыси в 26 лет сосредоточила в своих руках власть и лично руководила политическими делами. По дворцовому этикету мужчины не могли видеть ее лица. Поэтому на заседаниях императрица находилась за ширмой и никогда не заходила в предназначенную для императора часть Запретного города. Все ее решения воплощал великий князь Гун. 

В 1873 году императрице пришлось передать правление уже совершеннолетнему сыну. Но через два года юноша умер от оспы, не успев оставить наследника. Тогда Цыси назначила преемником своего племянника и всю жизнь контролировала его действия.  

Цыси никогда и ни в чем себе не отказывала 

Цыси любила наряжаться и фотографироваться. В Дворцовом музее сохранилось более 100 фотографий императрицы в роскошных шелковых платьях. Она всегда носила жемчуг, вплетала в волосы драгоценные камни и использовала золотые шпильки. Ее набор для причесок насчитывал 25 инструментов. 

Набор инструментов для укладки волос. Источник: South China Morning Post

Даже собаки императрицы носили атласную одежду с цветочными узорами из шелковых и золотых нитей. Питомцев не держали в клетках. О них заботились специальные евнухи. 

Одежда для собак императрицы. Источник: South China Morning Post

Помимо общей императорской кухни у Цыси была собственная. Повара знали больше 4 тыс. рецептов и могли приготовить редкие деликатесы: плавник акулы или медвежью лапу. На каждый прием пищи императрице подавали 120 блюд. Правда, она боялась отравиться и съедала лишь некоторые из них. Остатки обычно отдавали другим наложницам и евнухам. Для них это считалось огромной честью. 

Противница императорских реформ 

В конце 1880-х племянник Цыси император Гуансюй (光绪 Guāngxù) достиг совершеннолетия. После поражения в японо-китайской войне (1894 —1895 гг.) он хотел модернизировать страну по западному образцу: приказал реорганизовать армию и сократить расходы на ее содержание, пытался изменить программу государственных экзаменов и внедрить машинное оборудование. Но его планам не суждено было сбыться. 

Цыси продолжала следить за государственными делами и не поддерживала эти идеи. С помощью маньчжурской дворцовой гвардии она арестовала Гуансюя, забрала у него императорскую печать и издала указ о передачи власти себе. Многих реформаторов казнили. Императора заключили под стражу, где он находился всю оставшуюся жизнь.

Двуличная и непостоянная

В 1899 году в Китае вспыхнуло Ихэтуаньское восстание. Повстанцы выступали против иностранного вмешательства в жизнь страны. Они казнили христианских миссионеров, разрушали церкви и торговые представительства европейских держав. Сначала Цыси поддержала движение, а за убитых иностранцев даже вручала награды. Но когда поняла, что западные страны гораздо сильнее, сменила сторону. 

Цыси на обложке французского журнала в 1900 г. Источник: South China Morning Post

В августе 1900 года европейские войска захватили Пекин. Цыси переоделась в простолюдинку и тайно бежала в Сиань. Здесь она обвинила ихэтуаней во всех бедах страны и призвала чиновников расправиться с ними. Когда союзные державы предложили заключить мир, согласилась и публично извинилась за поддержку повстанцев. Императрица вернулась в столицу. А впоследствии оправдывала свое бегство стремлением лучше понять жизнь крестьян. 

Бесстрашная и жестокая, но осторожная и медлительная

В историю Цыси вошла безжалостной и уверенной в себе женщиной, которая всегда знала, чего хочет — власти. Императрица без колебаний казнила заговорщиков и всех, кто стоял у нее на пути. Некоторые считают, она специально убила беременную наложницу сына, чтобы сохранить власть. А кто-то уверен, она отравила Гуансюя и приказала сбросить в колодец его возлюбленную.

Хотя раньше Цыси не поддерживала реформаторские настроения, в конце своего правления она изменилась. Императрица отменила мучительную казнь «тысячи надрезов» (凌迟 língchí), активно развивала женское образование и впервые запретила обычай бинтования — процедуру, когда девочкам привязывали к ступням пальцы и затем притягивали носок к пятке. Это уменьшало размер стопы и приводило к серьезным травмам. Но считалось красивым. 

Портрет Вдовствующей императрицы Цыси 1905 г. Художник Hubert Vo. Источник: National Geographic

Идеи Цыси были действительно революционными. Хотя многие решения давались с большим трудом. Ей потребовалось больше 10 лет, чтобы разрешить строительство железной дороги Пекин —Ухань. Императрица боялась, что шум поездов потревожит могилы мертвых, через которые проходила линия. Она не хотела развивать текстильные фабрики, чтобы не лишать женщин работы. Так как общество с подозрением относилось к реформам, действовала очень осторожно. Важнее для нее было сохранить власть. 

Пышные похороны и неоднозначное наследие 

Цыси умерла в 1908 году и была похоронена вместе со всеми своими драгоценностями в Восточных гробницах Цин. Похороны продолжались почти 12 месяцев. В ее честь сожгли огромную похоронную лодку длиной 72 м. Она была обтянута дорогой шелковой тканью и внутри заполнена множеством бумажных башен, павильонов и слуг в натуральную величину. Церемония должна была подарить императрице лучшую загробную жизнь. 

Бумажные фигуры слуг на похоронной лодке Цыси. Источник: South China Morning Post  

В истории личность императрицы оценивается очень неоднозначно. Некоторые считают, что она превратила средневековый Китай в современную державу. А первоначальное нежелание проводить реформы объясняется недостатком образования. Женщины той эпохи не обладали равным с мужчиной статусом и не могли обучаться многим наукам. Поэтому ей стоит отдать должное за попытку исправить ошибки в конце правления. 

Кто-то называет Цыси безжалостной ведьмой. Все годы она заботилась лишь о сохранении собственной власти. Проблемы страны отодвигались на второй план. Императрица приказала реконструировать Летний дворец незадолго до начала японо-китайской войны (1894—1895 гг.) и буквально украла на это средства у императорского флота. В результате страна проиграла морские сражения и войну в целом. 

Алена Смирнова

Цыси: женщина за троном | История

«Запретный город окружает слишком много тайн, чтобы мы могли писать о его обитателях с достоверной достоверностью. Даже когда факты известны, существует две или три версии, каждая из которых дает различное представление о том, что произошло. Эта неопределенность подобна туманным части китайской живописи; у нее есть очарование, которое было бы ошибкой развеять. Нет уверенности, что историк, если бы он приподнял завесу, открыл бы правду."

- Даниэле Варе, итальянский дипломат в Пекине, в его биографии Цыси в 1936 году «Последняя императрица»

История может быть скользкой субстанцией, особенно когда дело касается личностей. Спустя столетие после смерти последней и самой известной китайской императрицы Цыси история ее жизни и правления остается завуалированной различными версиями правды.

Некоторые источники изображают ее как настоящую злобную ведьму востока, враги которой часто загадочным образом падали замертво.Другие связывают ее с рассказами о сексуальных интригах в стенах дворца, даже сомневаясь, действительно ли ее любимый евнух был евнухом. Но недавние научные исследования дискредитируют многие из этих сенсационных историй и предлагают более сложную женщину, чем эта карикатура.

Что мы действительно знаем об этой женщине, которая косвенно контролировала трон Китая почти полвека на закате династии Цин?

Она вошла в историю 29 ноября 1835 года как довольно обычная китаянка по имени Йехенара, хотя родиться в семье из правящего маньчжурского меньшинства было определенным престижем.В 16 лет она была доставлена ​​в Запретный город, чтобы присоединиться к гарему императора Сяньфэна - что может звучать как наказание для современного уха, но считалось шикарной ролью для китайских женщин того времени.

Книга Даниэле Варе, Последняя императрица , говорит, что Йехенара (он называет ее Йехонала) поднялась на вершину рядов наложниц, когда император услышал ее пение и попросил ее увидеться. Взволнованный, он начал выбирать ее имя из ночного списка желающих посетить свою спальню, и вскоре она родила ему сына.Это принесло ей титул Цзы Си, что в наши дни означает «императрица западного дворца», как пишется Цыси.

Когда Сяньфэн умерла в 1861 году, пятилетний сын Цыси был его единственным наследником мужского пола и стал императором Тунчжи, что сделало ее «вдовствующей императрицей» и правителем-регентом. Цыси отказалась от регентства, когда ее сыну исполнилось 17, но Тунчжи умер два года спустя, и Цыси снова стала регентом, на этот раз для своего трехлетнего племянника Гуансю.

Некоторые историки указали на такой поворот событий как на доказательство политической проницательности Цыси, поскольку это противоречило традиции, согласно которой новый император принадлежал к тому же поколению, что и его предшественник.Кроме того, хотя у Тончжи не было наследника на момент его смерти, его наложница первого ранга, Алюте, была беременна. Так что кажется слишком удобным, что Алюте и ее будущий ребенок умерли во время споров о наследовании. Суд объявил это самоубийством, но, как сообщала тогда газета New York Times , обстоятельства «вызвали всеобщее подозрение».

Как отмечает автор Стерлинг Сигрейв, даже если Алюте был убит, Цикси не обязательно была виновата.У покойного императора было пять братьев, князей императорского двора, у которых были свои собственные соперничества и стремления косвенно контролировать трон.

Биография Цыси Сигрейва 1992 года, Dragon Lady , является одной из наиболее тщательных попыток отделить веские факты от липкого моря слухов об императрице. Он занимает почти 500 страниц, чтобы объяснить то, что он называет «обманом истории» британским журналистом и его помощником в начале 20 века.

Как репортер лондонской « Times », Джордж Моррисон отправлял сообщения из Пекина в конце 1890-х - начале 1900-х годов - единственное, что большинство жителей Запада смогли увидеть в Запретном городе.Он был неплохим репортером, но он совершил ошибку, послушав молодого человека по имени Эдмунд Бэкхаус, лингвиста, получившего образование в Оксфорде, который участвовал в написании многих статей Моррисона. Как позже выяснилось из других источников, включая собственный дневник Моррисона, большая часть «репортажей» Бэкхауза была сплошной выдумкой. Но к тому времени, когда Моррисон осознал это, это слишком сильно повредило бы его собственной репутации, чтобы раскрыть правду.

В 1898 году император Гуансюй начал «Сто дней реформы» - благонамеренную, но неудачно осуществленную попытку модернизировать многие аспекты китайского общества, которая чуть не вызвала гражданскую войну.Цыси в конечном итоге вернул себе регентство при поддержке консерваторов, выступавших против реформ. Она оставалась у власти до своей смерти в 1908 году, но ее репутация была запятнана клеветническими слухами, распространяемыми лидером провалившейся реформы Кан Ю-Вэем.

Образ Цыси как жестокого и жадного тирана приобрел историческое значение в 1910 году, когда Бэкхаус и другой британский журналист, J.O.P. Блэнд опубликовал книгу Китай при вдовствующей императрице . В то время его хвалили за то, что это тщательно исследованная биография, но, как отмечает Сигрейв, Бэкхаус подделал многие документы, которые он цитировал.

Трудно понять, какими мотивами мог быть Бэкхаус для этого исторического обмана, но, возможно, сенсационная ложь просто проложила более легкий путь к славе, чем тонкая правда. Сигрейв предполагает, что у Бэкхауса было несчастливое детство, он страдал психическим заболеванием и был «блестящим, но очень нестабильным».

Через объектив Сигрейва исторический образ Цыси приобретает более мягкую и печальную ауру, чем монстр из творения Бэкхауса. Она, безусловно, была яркой и амбициозной женщиной, но ее жизнь была совсем не сказкой.

«Можно было бы ради нее пожелать, чтобы ее жизнь была таким бурлеском, наполненным флорентийскими интригами и венским легкомыслием, потому что правда меланхолия… Под этими слоями исторических граффити находилась энергичная и красивая молодая женщина, пойманная в ловушку проигрышного предложения: … Номинальная императрица, потерявшая трех императоров в результате заговора, напуганная матриарх, чья репутация была разрушена, когда она руководила упадком обанкротившейся династии », - пишет он.

Смерть императрицы Цыси

Через три столетия после Елизаветы I, на другом конце земного шара, другая грозная женщина вздохнула.Вдовствующая императрица Китая Цзы-си (или Цыси) начала жизнь в небольшой маньчжурской семье в 1835 году. Симпатичная и очаровательная, в 17 лет она была завербована в гарем Сына Неба, Сянь-фэна (или Синьфэна). ) Император, которому придворные евнухи представляли ее обнаженной в красной мантии всякий раз, когда он хотел ее на ночь. Она была единственной из его жен и наложниц, которая подарила ему сына, будущего императора Дун-чжи (или Тунчжи), и когда маленький мальчик сменил отца в возрасте шести лет в 1861 году, она как соправитель сделала себя эффективный правитель страны.

Проницательный, решительный и безжалостный, Цзы-си не собирался отказываться от власти, и когда ее сын достиг 17-летнего возраста, она продолжала заниматься с ним женщинами и опиумом. Он скончался от венерической болезни в 1875 году, и его любимая наложница, которая была беременна возможной наследницей, умерла при загадочных обстоятельствах. Его мать сумела добиться успеха, вопреки правилам, но при поддержке армии, своим трехлетним племянником в качестве императора Куанг-сю (или Гуансюй) и продолжила править империей.В 1889 году, когда ей было за пятьдесят, она, очевидно, отказалась от власти над страной и уединилась в великолепном летнем дворце, который она построила для себя за пределами Пекина. Однако в 1898 году молодой император объявил о программе модернизации реформ, против которой выступили консервативные мандарины, и при их поддержке и поддержке армии Цзы-си снова взял власть в свои руки. В 1900 году началось боксерское восстание, и западные армии осадили и взяли столицу. Цзы-Си причесалась во дворце, когда пуля пробила окно и ударилась об пол.Переодевшись крестьянкой, она сбежала, взяв с собой Куанг-сю, и Китай был вынужден принять унизительные условия мира. Она оставалась у власти, пока в 1908 году не перенесла тяжелый инсульт. Очевидно, она позаботилась об отравлении Куанг-сю, и о его смерти было объявлено за день до ее смерти.

После обеда и значительной порции своих любимых яблочных крабов со взбитыми сливками вдовствующая императрица потеряла сознание, и ее отнесли в ее апартаменты, одетую в ее мантии долголетия. Марина Уорнер в своей биографии «Императрица драконов » рассказывает о ней на смертном одре, оглядываясь назад на последние 50 лет и говоря, что она никогда не получала ни минуты передышки от беспокойства.Она умерла днем, незадолго до своего 73-летия, после почти 50 лет правления Китаем. Ее сильная личность поддерживала существование имперской системы. Он был свергнут через три года после ее смерти, в 1911 году, и Китай стал республикой.

C?, Фото, биография

Скромная наложница китайского императора втайне лелеяла честолюбивые мечты. К власти над огромной страной она пришла хитростью, хитростью и удачей - родила императору сына и наследника. Но Ци Си был настолько жесток, что уничтожил всю империю.

Страницы мировой истории полны зверств кровожадных деспотов. В средневековой Румынии правит жестокий Влад, любивший ставить на кон свои жертвы. В России царь Иван Грозный убил не только тысячи бывших придворных, но и собственного сына. В XX веке африканской страной правил «император» Бокасса, который сладко кормил
своих жертв мясом во время ужасающих каннибалистических ритуалов. Как по характеру самка черного паука превосходит его по токсичности у самца, так и среди людей есть вид женщин, более безжалостных и жестоких, чем мужчины.Это была Ци Си - китайская императрица по прозвищу Дракон. По сравнению с его действиями бледнеют преступления мужских тиранов. Она привела в негодную тюрьму, ввела в практику ужасающие пытки и отправила на смерть тысячи тех, кого считали предателями и слугами Западного Китая. Ее жестокость достигла апогея во время «боксерского восстания» в Пекине в 1900 году, когда китайцы объявили войну иностранцам, контролировавшим прибыльную торговлю опиумом.

. Наложница Императора

.Ци Си подстрекал толпу к ужасающему насилию, невиданному ранее в китайской столице
. Она приказала своим войскам стрелять из пушек по католическому собору в центре города. Он убил тысячи ни в чем не повинных мужчин, женщин и детей. Ци Си приказала прекратить стрельбу только тогда, когда от ее головной боли раздался непрерывный рев артиллерии. И тут он дал военное заявление не оставшимся в живых. «Моя Империя должна быть очищена кровью», - сказала она.

Резня произошла за восемь лет до ее смерти, но она не спасла феодальный Китай, который она хотела сохранить, а только ускорила его крах.Императрица Ци Си правила в течение пятидесяти лет и была последней миллионной правительницей в Китае. Она принадлежала к древней династии маньчжурских императоров.

Ци Си родился в ноябре 1835 года в семье маньчжурских мандаринов. Ей суждено было стать наложницей в императорском дворце. В шестнадцать лет она вошла во дворец правителей Китая «Закрытый город» в Пекине. Этот город был миром необычайной красоты и гармонии, задуманным днем ​​жизни, состоящим в основном из удовольствий. Во дворце жили три тысячи три тысячи наложниц и евнухов.Ходили слухи, что спальню императора посещали десять влюбленных в день. Наложницы распределялись по рангу, и те, кто принадлежали к низшему рангу, могли жить во дворце, никогда не встречались с императором. Когда Ци Си впервые ступила на императорский двор, она была пятым, самым низким рангом.

Восхождение Ци Си

Молодая девушка была очень амбициозной, умной и в то время достаточно образованной. Она приложила все усилия, чтобы жить в позолоченной клетке не зря.Жадно читая, погружаясь в содержание великих книг императорских библиотек, убедили двор нанять учителей, чтобы дополнить образование. По мере того как Ци Си становилась образованной, ее уловка становилась все более худой. Она потратила много сил на то, чтобы выучить правила этикета, которые действовали в стенах дворца. Она изо всех сил старалась сблизиться с императором.

Ци Си расчетливо подружился с женой монарха, которой было пятнадцать лет, перешедшей на нее и к тому же бесплодной. Когда больной епископ решил, что ему нужен наследник, он попросил жену выбрать наложницу.И она выбрала Ци Си. К тому времени она прожила во дворце всего три года, но одна мечта уже осуществилась. Теперь она была одной из самых близких к императору. В апреле 1856 года у Ци Си родился ребенок. Естественно, рождение единственного сына императора, наследника престола Китая, увеличило влияние Ци Си. Наложница стала центром внимания и похвалы двора. Но для нее самым важным было то внимание, которое ей уделял Император. Он понял, что эта женщина очень умна и способна, и дать ей больше своих сил, в то время как Ци Си не становится подлинным правом -
.тельницей Китай.

. Это был период, когда Китай начал терять многовековую традицию изоляции от внешнего мира
. Французы и британцы приезжали сюда в качестве торговцев и приносили новые идеи, которые волновали людей и спровоцировали антимонархическое движение в некоторых частях страны. Большинство повстанцев находилось в Тайпине. В ответ на проникновение иностранцев Ци Си перевел двор в горы, окружающие Пекин. Она приказала общественности отрезать головы всем захваченным в плен повстанцам, организовала кампанию террора против европейцев и христианских миссионеров.Иностранцев запугивали, их магазины сжигали, а если они потом не уходили, то рисковали головой. Императрица была полна решимости сохранить древние традиции феодального Китая и, конечно же, мощь и богатство монархии. Считается, что присутствие иностранцев будет угрожать национальной идентичности Китая, и был убежден в необходимости их изгнания из страны.

Брат престарелого императора принц Конг не разделял изоляционистских взглядов Ци Си. Его пугала политика изгнания иностранцев, он считал, что Китай должен быть открыт для торговли и новых идей.Через голову императрицы он попросил британцев и французов о примирении - поступок, который Ци Си никогда не мог простить.

. Императрица в то время была озабочена укреплением своей власти, введением новых налогов и кровопролитной борьбой с повстанцами на севере.

. Когда в 1861 году император умер, его вдова и Ци Си получили
праварегентов. Хотя политическая власть должна была в равной степени принадлежать обоим, вдова императора, мало интересовавшаяся политикой, с готовностью предложила Ци Си управлять государством.Однако такое расположение подходит далеко не всем. Никакого заговора с целью убийства регентки-наложницы не было. Ци Си быстро ответил на это
. и жестоко - приказал уничтожить около пятисот человек, в том числе богатого феодала Сюй Шэня, возглавлявшего заговорщиков.

. После непродолжительного правления Тонг Чжи

. Сюй Шэнь принадлежал к древней расе военной аристократии
года. После казни его семья была сослана в отдаленный район Китая, а имущество конфисковано императрицей.Сын Ци Си, который должен был стать императором, как только ему исполнилось семнадцать лет, вырос в довольно необычной ситуации. Будущий император Тун Чжи рос здоровым и родным мальчиком, оставленным на попечение наложниц и евнухов, придворных. С юных лет он пристрастился к безудержным оргиям в самых отвратительных пригонах на окраине Пекина и узнал
. все сексуальные извращения на практике.

. Когда молодой человек достиг совершеннолетия, Ци Си Высшая издала указ о том, что ее регентство окончено и начинается правление ее сына
года.Была молодая невеста, но императрица относилась к браку сына не выгодно, опасаясь конкуренции со стороны будущей невесты. Однако вскоре после публикации указа о передаче власти императору Тун Чжи скончался. В декабре 1874 года он опубликовал сообщение, в котором говорилось: «Мне повезло, что в этом месяце я заразился оспой!»

. Для китайцев в таком сообщении не было ничего странного, потому что существовало поверье: те, кто переболеет оспой, останутся живы, отмечены богами
.Но, очевидно, долго сопротивляться болезни император не смог. Утверждалось, что его тело было ослаблено венерическим заболеванием. Менее чем через две недели после этого сообщения молодой человек умер.

Ходили слухи, что Ци Си убил собственного сына. Это казалось очень вероятным. Шарлотта Холден в своей книге «Последняя великая императрица Китая» писала: «Тун Чжи легко мог заразиться оспой в одном из публичных домов и опиумных притонов, которые он посетил в Пекине во время их ночных прогулок. Это нельзя ни опровергнуть, ни доказать.Но внешние симптомы этого страшного заболевания - высыпания угревой сыпи на лице и теле
пациента - не вызывают сомнений.

Дьявольский способ убийства

«Скатерти в Китае не любят, - продолжает Шарлотта Холден. - Вместо этого посетителям подавали маленькое квадратное полотенце, приготовленное на пару. Они вытирали лицо и рот после каждого приема пищи. Это было более гигиенично, чем использование сухие столовые салфетки.Но этот метод подходит и для других схем.Если горячее распаренное полотенце прикладывают к лицу больного, покрытому заразной сыпью, а затем прикладывают к лицу предполагаемого пострадавшего... «Сам господин человек никогда не вытирался. Эту черную обязанность исполнял официозный евнух. Вот он - простой и дьявольски действенный способ убийства. Евнухи были подчинены Ци Си. Конечно, Ци Си снова объявил себя правителем Китая.

Когда Тун Чжи умер, его жена была беременна. Это привело к бешенству Ци Си. Если бы дочь родила наследника, у него было бы право на время, чтобы занять трон. Это не устраивало Ци Си - она ​​хотела выбрать преемника, который беспрекословно подчинялся бы ее воле.Она приказала евнухам избить молодую вдову, чтобы вызвать выкидыш. За три месяца
несчастных покончили жизнь самоубийством. Те, кто знал маленькую Ци Си, не сомневались, что это сделало ее мстительную руку и к этой трагедии. Император-регент назвал своего племянника Цай Тянь. Ему было дано императорское имя Гуан Сюй, что в переводе означает «блестящий наследник». Мальчику было тогда четыре года, и он не представлял опасности Ци Си.

Голоса недовольства

Ци Си Император выбрала себя, и это было нарушением древнего закона.Были недовольные, те, кто по праву узы крови Ирода, по наследству могли претендовать на престол. Десять членов суда выразили возмущение принятым решением. Ци Си слушал их, запоминал слова, но его решение не изменилось.

Ребенок вырос в окружении любви и заботы о вдове старого императора, той, которая когда-то так любила наложницу молодого честолюбивого мужа. Вдова была добра и отзывчива. Ей понравилась роль бабушки, и она искренне привязалась к мальчику.Ци Си был очень недоволен тем, что попал под влияние другой женщины. А когда старушка умерла, весь суд был уверен, что она была отравлена, попробовав рисовые лепешки, приготовленные сама Ци Си. Наследнику престола было тогда всего 11 лет. Теперь императрица могла пользоваться абсолютной властью. Тех десяти, кто выступил против ее решения объявить императора племянником, она казнила а. Подавляя политических противников, Ци Си укрепляет свою мощь. На все важные должности ставят своих родственников. Чтобы не допустить проникновения в круг полномочий незнакомца, наследник объявил о помолвке со своим двоюродным братом.

В 1889 году Ци Си был вынужден покинуть регентство. Молодому императору исполнилось девятнадцать, но официальное восшествие на престол отложили до его женитьбы. Ци Си занимал резиденцию на окраине Пекина. Дворец в нем был великолепен - мраморное чудо среди зеленых деревьев, в окружении озер, поверхность цветов лотоса колышется. В доме было много украшений из чистого золота. Такую роскошь монархи могли себе позволить немногие.

Утверждалось, что Ци Си украл деньги из императорской казны.И это был главный сообщник евнуха Ли Ляньин, жестокий и жестокий человек, когда-то развративший ее сына.

Гнев императрицы

Вот пример подлинного поведения императрицы в то время. Если она находила в его саду падающий лист или лепесток, что, с ее точки зрения, придавало саду запущенный вид, то приказывала бить евнухов, садовников, а иногда и обезглавливать. Ей было пятьдесят пять лет, и ее неустраивала уединенная жизнь в загородном дворце, поэтому она позабавила
таким кровожадным образом.

Ци Си надеялся управлять страной с помощью императора, который выбрал. Но между тетей и племянником образовалась глубокая пропасть. Он был добрым, образованным и прогрессивным человеком, который пытался вывести Китай из изоляции, за что цеплялся Ци Си. Ее напугали инопланетяне, которым разрешили племяннику жить в стране. Всех из них она подозревала в намерении превратить Китай в колонию. После того, как в 1874 году Япония захватила острова Лючиу, Китай пригрозил войной. С помощью переговоров удалось предотвратить военное столкновение. Но в 1894 году, когда японцы попытались захватить Корею, китайский император двинул в бой флот.Однако флот оказался не просто слабым, а деградировавшим. Деньги, выделенные на модернизацию, были потрачены на оснащение дворца Ци Си. Когда император был допрошен виновником этой затеи, он ответил: «Даже если бы эти деньги были потрачены на флот, японцы все равно перебегут к нам. И так у императрицы появился прекрасный летний дворец!»

Война с Японией. был недолгим и стал катастрофой для Китая. В 1898 году, когда страна пыталась оправиться от унизительного поражения, вокруг Ци Си были сгруппированы люди, которые также ненавидели и опасались внешних угроз Китаю со своей стороны.Частые визиты к этим людям летнего дворца Ци Си рассматривались как заговор против них -
ператора.

Гуан Сюй знал, что без поддержки его тети будет трудно управлять страной. Но он также знал, что она никогда не примет реформы, которых он хотел бы. Император решил спрятать тетю под замком и тем самым избавиться от ее опеки. Случайно стало известно о его планах приблизиться к императрице. Идея молодого -
ператора была обречена на провал.Когда Ци Си узнала о планах племянника, ее лицо превратилось в холодную маску, только ярость в его глазах выдавала истинные намерения жестокой госпожи.

Ци Си заставил своего племянника, императора Китая, отречься от престола. Его личные слуги были обезглавлены. Ци Си смотрел порку, потягивая жасминовый чай. Император был заключен в тюрьму на одном из островов озера. Он жил в бедности и уединении под защитой евнухов. Многие придворные были уверены, что его ждет судьба Тун Чжи и его жена, но Ци Си сохранил жизнь племянника.Возможно, протесты ряда иностранных дипломатов в Пекине заставили императрицу покаяться. После того, как экс-император Гуан Сю провел год в тюрьме, ему разрешили жить под домашним арестом в загородном особняке.

Изгнание «чужих дьяволов»

Шесть членов имперских заговорщиков были арестованы и казнены. Затем Ци Си переключился на иностранных миссионеров. По всему Китаю она увидела коварное присутствие посторонних, готовивших вторжение в страну врага. 21 ноября 1899 года, после жестокого убийства нескольких миссионеров, она издала указ, который не оставил сомнений - она ​​не желала терпеть «иноземных дьяволов» в своей стране.Указ был разослан во все провинции. В нем говорилось: «Никогда слово« мир »не звучит из уст правителей страны, даже на мгновение оно не живет в их сердцах. Давайте отбросим все мысли о мире, давайте не будем поддаваться дипломатическим мерам. уловки. Пусть каждый из нас приложит все усилия, чтобы защитить свой дом и могилы предков от грязных рук незнакомцев. Доносит эти слова до всех без исключения наших владений ». Этот указ стал знаменем многих китайских консерваторов, которые боролись за сохранение национальных традиций и объединились в тайное общество под названием «Кулак во имя справедливости и примирения».Его членов называли «боксерами» за мастерство военного искусства. Фанатичные патриоты, они поддерживали монархию и опасались разрушительного влияния иностранцев на китайское общество.

Когда в 1900 году вспыхнуло «Боксерское восстание», правительство поддержало его. Первой жертвой стал британский миссионер. Враждебность к иностранцам в Китае ощущалась повсюду, и повсюду повстанцы заручились поддержкой. Были перерезаны линии электропередачи, взорваны железнодорожные пути, сожжены заводы, принадлежащие иностранным владельцам.Ци Си вел хитрую игру. Она сделала вид, что защищает инопланетян, отправляя войска против повстанцев, но в то же время армейские командиры обещали большую награду «за уши каждого мертвого инопланетянина».

Рейс

Вскоре Императрица отказалась от двойной игры. Она приказала, чтобы китайские войска присоединились к повстанцам, и все иностранные миссии оказались в осаде. Они убили так много и часто, что порой не могли убрать трупы. По Пекину начали распространяться инфекционные заболевания.Когда министры иностранных дел нескольких стран обратились к императору Китая с просьбой вмешаться, Ци Си воскликнул: «Как они смеют сомневаться в моей
. Мощи - давайте уничтожим их!» Иностранные державы послали войска для спасения своих граждан, столкнувшись с смертельной угрозой.

. 14 августа к Ци Си поспешил посланник, чтобы предупредить ее: «Иностранные дьяволы приходят!» Императрица была вынуждена бежать в
году. Когда она вышла из дворца, к ней подошла наложница свергнутого императора. Она бросилась к ногам Ци Си и умоляла позволить императору жить во дворце.Ци Си приказал евнухам: «Бросьте этот нефрит в колодец, дайте ему умереть, как предупреждение всем непослушным». Несчастную бросили в глубокий колодец, где она и нашла свою смерть.

После изгнания из Пекина императрица Ци Си была вынуждена отказаться от привычной роскоши. Еды у него было мало, сила он терял. В стране царит хаос и насилие. Но затем «боксерское восстание» было подавлено союзными войсками, и Ци Си разрешили вернуться в Пекин после подписания мирных соглашений. Уже упоминалось, что Шарлотта Холден писала, что это было время крайнего лицемерия Ци Си.«Как бы то ни было, она хотела защитить себя от попыток союзных держав лишить ее власти. Она поняла, что это должно изменить имидж и ее политику, чтобы дать новый свет. Высшая точка лицемерия стала доступной для изъятия из архивов. из династии все «пробоксерские» указы и указы.

В последние годы жизни Ци Си стала свидетелем реформ, начатых в Китае под влиянием Запада, она также была вынуждена оказать посмертные почести выполненным ею в качестве императорских министров и даже несчастную наложницу, безжалостно брошенную в колодец.

Летом 1907 года Ци Си перенесла инсульт, и ее здоровье резко ухудшилось. Здоровье императора также ухудшилось. Несмотря на то, что он не правил, Гуан Сю сохранил уважение к людям и получил право жить во дворце.

Утром 14 ноября 1908 года император скончался. Это были явные симптомы отравления. Конечно, его врач не смог установить причину смерти. Подозрение пало на Ци Си. Вполне вероятно, что ей тайно через камергера император давал небольшие дозы яда в течение длительного периода.Племянник императрицы Ци Си прожил всего 24 часа. Когда это ок -
талоса многомиллионного состояния - неопровержимое свидетельство хищнического характера могущества Императрицы-Дракона. Она оставила старую гордую маньчжурскую династию в плачевном состоянии и упустила реальную возможность вовремя открыть Китай новым идеям, превратить застывшую в своем развитии патриархальную страну на путь прогресса и процветания.

. Источник: Энциклопедия «Преступлений века»

Искупление императрицы Ги - Китайский канал

Корейская женщина, которая когда-то правила Китаем - Джоан Макдональд

В 1331 году 16-летняя девушка, которая однажды станет императрицей Ги, прибыла в столицу юаня Ханбалык (современный Пекин) среди сотен молодых мужчин и женщин, присланных в качестве дани из Кореи.Она была предложена королевскому двору вместе со стаями охотничьих соколов, количеством женьшеня, бумаг ханджи и корзинами серебряных и золотых слитков.

Трудно представить, что она была счастлива покинуть свою родину в неопределенном будущем, но хорошо образованная и стойкая леди Ги была полна решимости выжить. В конце концов она стала первой корейской императрицей династии Юань и фактически стала править 60 миллионами жителей контролируемого монголами Китая в последние годы этой династии.

Однако многие достижения Ги игнорировались, потому что ее история была написана теми, кто победил ее. В Корее на нее навесили ярлык предательницы, а историки династии Мин унизили ее как разлагающее влияние. Когда ее жизнь была драматизирована в корейском телесериале Empress Ki , зрители раскритиковали изображение как слишком сочувственное. Пришедшие на ее защиту историки предположили, что ее предполагаемую измену точнее рассматривать как исполнение сыновнего долга. Пора переосмыслить отведенную ей ролевую историю.

«В то время как монгольское общество было патриархальным и патрилинейным, женщины могли осуществлять и осуществляли власть»

«Для обеих стран каждый из официальных сборников истории династического правления, основанный на записях, сделанных историками того времени, приходился на начало следующей династии», - говорит Кён Мун Хван, автор книги A History of Korea и профессор истории и восточноазиатских языков и культур в Университете Южной Калифорнии. «Это означает, что первоочередной задачей было узаконить новую династию, которая обычно приходила к власти путем свержения предыдущей.Следовательно, официальная история юаней в Китае в период раннего Мин и официальная история горё в Корее в период раннего династии Чосон неизменно изображали императрицу Ги (в Китае) и членов ее семьи (в Корее) в очень негативном свете ».

Хотя монголы звали императрицу Ги Олджей Хутук, ее имя не было записано при рождении. История показывает, что она родилась около 1315 года в семье Ги Джао, члена корейского класса янбан , который в основном состоял из государственных служащих и офицеров.

Во время господства юаней в Корее с 1270 по 1356 год Корея называлась «государством зятя», что отражало практику брака монгольских принцесс с корейской королевской семьей. Менее чем за столетие семь принцесс были отправлены в Корею, которую тогда называли Корё, и трое детей, рожденных от таких союзов, стали королями.

Ги была одной из многих корейских женщин, отправленных в дар юаньскому двору в качестве служанок и наложниц. Некоторые источники предполагают, что леди Ги познакомилась с императором Тогхон Темуром, когда подавала чай в качестве дворцовой горничной.Другие описывают ее как наложницу, посланную, чтобы укрепить власть ее семьи при дворе Юаня.

«Эти женщины поддерживали связи с членами семьи в Корее, чьи интересы они должны были защищать», - говорит Дэвид М. Робинсон, автор книги «Сумерки империи: Северо-Восточная Азия под монголами » и профессор азиатских исследований и истории Колгейтского университета. «Преимущества службы для юаня обычно были основной причиной, по которой семьи решали отправить дочерей в столицу юаня или заключить брачные союзы с элитой юаня.”

Таланты, ум и красота леди Ги вскоре привлекли внимание подростка Тогон Темюр, который ранее был сослан на корейский остров. Ки владел пением, танцами и каллиграфией, а также свободно владел китайским языком. Молодой император и леди Ги, возможно, также разделяли чувство изоляции. Она была далеко от дома, и он мало кому доверял в своем тяжком суде. Романтические узы, которые они создали, продлились до конца жизни императора.

Тогхон Темур, также известный как император Хуэйцзун, уже состоял в политическом браке с императрицей Танашири, дочерью его премьер-министра Эль Темура.Брак был устроен для закрепления власти за наследником, но единственный сын Танашири умер в младенчестве. Когда известие о любви императора к госпоже Ги дошло до Танашири, императрица, как сообщается, побила свою соперницу.

К счастью для Ги, правление Танашири продлилось недолго. Императрица была вынуждена выпить яд в 1335 году после неудавшегося восстания, спровоцированного ее семьей. Затем Тогон Темур попытался возвысить госпожу Ги до титула главной императрицы, но снова был вынужден заключить политический брак, на этот раз с Баяном Хутуком.В 1340 году, через год после того, как Ги родила сына Аюширидара, она была назначена второй императрицей.

Хотя Ги пришлось подождать до 1365 года, когда умерла Баян Хутук, чтобы официально стать главной императрицей, ее власть продолжала расти, поскольку ее муж все больше делегировал ей свои полномочия. В то время как монгольское общество было патриархальным и патрилинейным, женщины могли и действительно имели власть.

«Наблюдатели из Западной Европы, Персии и Китая были поражены - часто отрицательно - тем, что женщины занимают видное место в политической культуре Монголии, - говорит Робинсон.«Они сидели со своими людьми, чтобы принять иностранных посланников. У них были собственные инвестиционные портфели в земельных, арендных и коммерческих предприятиях. Некоторые осуществляли высший политический контроль в периоды междуцарствия или когда наследник престола был слишком молод, чтобы править ».

Монгольская женщина могла взять на себя руководство своей семьей, и согласно Тайная история монголов , более чем несколько женщин правили Монгольской империей через такие семейные связи. «Императорские женщины играли большую роль во дворцовой и государственной политике в Юань, чем в эпоху Мин, что ограничивало роль женщин в политике», - говорит Кейт МакМахон, автор книги Небесные женщины: Императорские жены и наложницы в Китае от Сун до Цин и профессор восточноазиатских языков и культур Канзасского университета.«Это отчасти связано с тем, что юань был монгольским режимом и что турко-монгольские женщины играли большую роль в политических и военных делах, чем ханьские женщины. Это было также связано с тем, что в юанях была череда плохо работающих мужчин-правителей, что позволяло старшим женщинам вмешиваться и брать на себя важные роли ».

Согласно историям династии Мин, Тогхон Темур в конечном итоге променял свои интересы в астрономии, астрологии и механических объектах на вино, женщин и тантрические ритуалы. Ги, с другой стороны, очень серьезно относилась к своей роли, извлекая уроки из прошлых императриц.

«Она была человеком большой силы и таланта», - говорит МакМахон. «Тот факт, что историки говорят, что она любила читать книги по истории, как бы снисходительно это ни звучало, кажется, указывает на ее сильные стороны, амбиции и таланты, [а также] ее попытку извлекать уроки из истории, чтобы быть более умными в своих действиях. настоящее."

Она также прочитала Книгу сыновней почтительности для женщин , в которой женам рекомендуется укреплять репутацию мужа и повышать его популярность.Книга предупреждает, что добродетель мужчины определяется его женой. Если жена невежественна и распутна, она повергнет своего мужа вместе с собой.

«Новые перспективы могут побудить историков пересмотреть исторические описания женщин, находящихся у власти»

Признавая ее административные способности, император наградил Ги правительственным постом с полномочиями по сбору налогов, которые она использовала для запуска нескольких инфраструктурных проектов, включая строительство мостов и ремонт храмов.Когда голод уничтожил население в 1358 году, Ги приказал раздать кашу бедным и оплатил похороны и панихиды 10 000 граждан. Она финансировала религиозные церемонии, зажигание свечей и чтение сутр, приглашая корейских буддийских монахов читать лекции на ее новой родине. Окружая себя корейскими придворными дамами и евнухами, ее популярность и власть повлияли на моду, прически и кухню юаней. Какое-то время модой для элитных юаньских мужчин было иметь хотя бы одну корейскую наложницу.

Как и ожидалось от нее, Ги увеличила власть ее семьи в Корее. Ее отец и мать получили титулы, которые сделали их эквивалентом короля и королевы. Согласно истории эпохи Чосон, они злоупотребляли повышением своего статуса. Члены семьи, особенно ее брат Ги Чхоль, как сообщается, действовали так, как будто они были выше закона, не проявляя уважения к правящему королю.

Хотя король Кореи Гонмин вырос при дворе юаня и женился на принцессе юаня, он хотел реформировать правительство и изгнать сторонников юаня.Он видел в семье Ги прямую угрозу своей власти. Около 1358 года Гонмин пригласил Ги Чеоля и его сторонников на банкет и убил их всех. Чтобы отомстить за свою семью и посадить на трон проюаньского короля, Ги отправила своего сына Аюширидара, теперь наследника престола, и армию в Корею.

«В конечном итоге это была попытка, причем последняя попытка восстановить существовавшее к тому времени традиционное господство юаня над корейским двором», - говорит Хван. «Но юань уже ослабевал, и это была еще одна причина, по которой Гунминь думал, что ему удастся избежать наказания за то, что он сделал.”

Аюширидара и его армия из 10 000 человек потерпели поражение. В Корее Ги заклеймили как предателя, но, действуя из преданности своей семье, она, возможно, восприняла победу Гунмина как внутренний переворот. По словам Робинсона, «корейская элита при жизни императрицы Ги имела свои собственные представления о приемлемом балансе лояльности к династии и лояльности к семье, но их трудно воссоздать с помощью множества слоев исторической перезаписи».

К тому времени голод, засуха и наводнения ослабили империю Юань и вызвали повсеместное восстание.Ги убедилась, что империи нужен сильный правитель, чтобы выжить, что для нее означало свергнуть ее мужа и возвести на престол ее сына. Она не раз пыталась посадить сына на трон, но эти попытки были сорваны. Император был так расстроен одной из ее кампаний по свержению его с престола, что не разговаривал с ней два месяца, но в конце концов скучал по ней и простил ее.

Когда монгольская империя окончательно распалась в 1368 году, Тогон Темур бежал с Ги и другими членами семьи в Инчэн на территории современной Внутренней Монголии.Тогон Темур умер от дизентерии в 1370 году, и Аюширидара был возведен на престол как хан монголов. Ги стала вдовствующей императрицей, а затем бесследно исчезла из истории.

Ее эпитафии не были лестными. Корея назвала ее предательницей. Истории династии Мин изображают ее одновременно и симптомом, и причиной династической дисфункции, отчасти потому, что она была женщиной у власти. «Для них было бы аксиомой, что правитель, который не мог держать свою жену в подчинении, был непригоден для надзора за государством», - пишет Робинсон:

Ее проступки доказали несостоятельность Тогон Темура как мужа и правителя.Кроме того, учитывая ее положение, императрица Ги имела огромное влияние - ее ревность, мелочность и неуместные амбиции разрушили императорскую семью и ухудшили имперское правление. В результате ее благотворительная деятельность, такая как ее вклад в строительство мостов, подаяние бедным и помощь при стихийных бедствиях, не получает должного внимания - они не соответствуют предполагаемой морали истории.

Цинские ученые раскритиковали неточности в официальной истории юаня , наспех составленной историками династии Мин, но к тому времени было уже слишком поздно восстанавливать репутацию Ги.

По крайней мере, так казалось. В конце 2013–2014 годов корейский телеканал MBC выпустил 51-серийную телевизионную драму « Императрица Ки », беллетризованную версию ее жизни. Сценарий позволил зрителям увидеть в ней угнетенную женщину, которая, тем не менее, справилась с невозможной ситуацией. Это добавило несколько вымышленных элементов, включая очень маловероятный роман с тогдашним корейским королем Чон Хе, к и без того сложной истории ее правления. Драма с корейской актрисой Ха Джи Вон и актерами Джу Джин Мо и Джи Чан Ук в главных ролях подверглась критике за изображение Ки как отважную женщину, а не как предателя.

Профессор Хван защищал Ги в статье The Korea Times , отмечая, что мотивы часто скрыты временем. Хотя представления о сыновнем долге и суверенитете колеблются, следует признать Ги за то, что он принес корейское влияние в Китай:

Точно так же, как создатели популярных сериалов, фильмов и поп-музыки «корейской волны», также известной как халлю, сегодня распространяют корейскую популярную культуру в других частях мира, императрица Ки возглавила всплеск интереса к Корее как к источнику экзотических людей и культуры для Китая в 14 веке.

Новые перспективы могут побудить историков пересмотреть исторические описания женщин, находящихся у власти. Независимо от того, была ли Ги просто решительной выжившей или безжалостной предательницей, сострадательной или коррумпированной, в течение нескольких десятилетий она была самой влиятельной женщиной в Азии. ∎

Изображение размещено на leekihwan.khan.kr и защищено правом добросовестного использования.

История QiXi | Китайское общество изящных искусств

Жили-были царевна небесная и пастух скромный…

Это история Нюланга и Чжину - пастуха и небесной принцессы, чья запретная любовь привела к созданию Млечного Пути, как это было рассказано Китайским обществом изящных искусств в специально созданном перформансе.

Акт 1: Небесный суд
Нефритовый император и императрица возглавляют небесный двор, когда прибывают Семь сестер. Жину, самый молодой и талантливый, плетет облака и радуги в небе. Нефритовый император отправляет сестер играть, а затем отправляется на Землю искупаться.

Акт II: История любви
У священного пруда для купания пастушок Ниуланг видит Чжину и сразу же очаровывается, украшая ее крылья, чтобы она не могла уйти.Когда Семь сестер уходят без нее, Ниуланг выходит из укрытия, и они влюбляются друг в друга.

Акт III: Разделение
Счастливо проживая с двумя детьми, Нюлан и Чжину наслаждаются временем на земле. Однако из-за небесного отсутствия Чжину небеса перестают быть красивыми, вызывая гнев Нефритовой Императрицы, которая посылает солдат за ней. Когда Ниуланг пытается следовать за ней, Императрица создает Млечный Путь, навсегда разделяя влюбленных.

Акт IV: Воссоединение
Убитый горем, Чжину плачет, вызывая потоки дождя на Земле.Выраженный сочувствием, Нефритовый Император постановил, что влюбленные могут встречаться раз в год. Небесный Суд радуется, и все сороки мира летают вместе, образуя мост через Млечный Путь. Ниуланг и Чжину радостно воссоединяются, но ненадолго, до следующего года, когда снова сформируется сороковой мост.

Верните историю QiXi
Китайское общество изящных искусств работает над воссозданием классической истории любви QiXi в 2019 году. Пожалуйста, подумайте о том, чтобы сделать не облагаемое налогом пожертвование сегодня, чтобы поддержать нашу работу.


У прохладной осенней живописной ширмы пылает серебряная свеча
Нежный шелковый веер поражает летающих жуков-молний.
Ночной пейзаж во дворе прохладный, как вода.
Наблюдайте, как сияют звезды Феи Пастушка и Ткачиха.
- отрывок из классического стихотворения QiXi

Фестиваль Циси - Торговый центр Жемчужной реки

Не можете дождаться Дня святого Валентина? Не ждите больше: фестиваль Qixi почти здесь.

Китайский фестиваль Циси празднует ежегодное воссоединение двух (буквально) влюбленных, скрещенных звездами, известных как пастушка и ткачиха. Праздник, приходящийся на седьмой день седьмого лунного месяца (7 августа этого года), также известен как Фестиваль двойного седьмого дня, Ночь Семерок, Фестиваль умений, Фестиваль дочерей и Фестиваль сорок.

Так кем же были эти китайские Ромео и Джульетта?

В мифе говорится, что пастух занимался своим делом, когда увидел ткачиху и сразу же влюбился.С помощью своего верного быка он подкрался к небу, чтобы добиться своей привязанности, и в этот момент она тоже по уши влюбилась в него.

Женитьба и двое детей позже, родители ткачихи, Император и Императрица Небес, наконец, попали в известность. Потрясенные, что их небесная дочь была с простым смертным, они изгнали обреченную пару и их детей на противоположные берега Серебряной реки (также известной как Млечный Путь).

Переполненные горем, горничная-ткачиха и пастушок плакали дождевыми слезами.Видя их боль, Император и Императрица сжалились над ними, позволив им собираться вместе раз в год. В этот день стая сорок пролетает над Серебряной рекой, образуя мост и позволяя семье воссоединиться.

Точно так же, как Млечный Путь обозначает Серебряную реку, определенные звезды обозначают набор персонажей: Вега - ткачиха, Альтаир - пастушок, а звезды Альтаира, Бета и Гамма Аквилы, - их дети.

Фотография предоставлена ​​China Daily

Так что же люди делают, чтобы отметить праздник? В прошлом девушки молились ткачихе о мастерстве шитья и настоящей любви.В некоторых частях Китая знали, что она слышит, если паук плетет паутину на жертвенном предмете.

Девочки также проводили соревнования по шитью и ткачеству и подносили фрукты и другие вкусности, в том числе «фрукты умения», которые на самом деле представляют собой тонкую выпечку различной формы. Не следует забывать, что иногда быка-сватовца чествуют дети, вешающие полевые цветы на бычьих рогах.

В некоторых регионах собирались семь друзей, чтобы сделать пельмени, обязательно включив в смесь иголку, монету и финик.Тот, кто получит три счастливых пельмени, получит соответственно ловкость в рукоделии, удачу и ранний брак. (И, надеюсь, не непроизвольный пирсинг языка или сломанный зуб.)

В настоящее время обычаи больше напоминают западный День святого Валентина с романтическими прогулками и подарками в виде конфет и цветов, хотя в некоторых частях Китая женщины все еще чествуют пару, демонстрируя свои навыки шитья.

Этот праздник послужил поводом для проведения фестивалей как в Корее, так и в Японии.Корейский фестиваль Чилсок, как и Циси, приходится на седьмой день седьмого лунного месяца. Но вместо соревнований по шитью и рискованного поедания клецок корейцы принимали ванну для хорошего здоровья, наслаждались лапшой из пшеничной муки и пшеничным пирогом на гриле.

В Японии праздник Танабата начинается 7 июля по западному календарю и продолжается в течение июля и августа. Старые обычаи похожи на китайские: девочки надеялись на лучшее шитье, а мальчики на лучший почерк, составляя пожелания на полосках бумаги.

«Полоски бумаги, на которых написано желание: Сендай Танабата», Юичи Сираиси, CC BY 2.0

Сегодня люди по-прежнему пишут пожелания, но вместо быстрой иглы и аккуратного почерка они желают земле хорошего будущего и благодарят за то, что у них есть. Пожелания иногда записываются в стихах танзаку , а листы развешиваются на бамбуке. После фестиваля бамбук и другие украшения либо спускают на воду, либо сжигают.

Помимо конкурсов украшения, фестивали Танабата могут включать парады, конкурсы мисс Танабата и, конечно же, много еды. Фестивали проходят по всей Японии, но самый известный из них - в Сендае, где есть семь видов бумажных украшений: полосы для пожеланий, кошельки для хорошего бизнеса, сети для хорошей рыбалки, мешки для мусора для чистоты и декоративные кимоно, журавли и т. Д. растяжки.

"IMG_0120," от kazuletokyoite, CC BY 2.0

Даже Google участвовал в акции Qixi в прошлом году с красивым Google Doodle.

Хотите узнать больше о китайских фестивалях и традициях? Ознакомьтесь с нашими публикациями о фестивале Цинмин, китайских свадебных традициях и Лунном Новом году, о том, что есть, о том, как стать удачливым и о некоторых вещах, которые вы не знали о китайском зодиаке.

Qixi - Китайский День святого Валентина

Если в четверг вечером идет сильный дождь, некоторые пожилые китайцы скажут, что это потому, что Чжину, или Ткачиха, плачет в тот день, когда она встретила своего мужа Нюланг, или Пастушку, на Млечном Пути.

Большинство китайцев помнят, как им рассказывали эту романтическую трагедию, когда они были детьми на Циси, или фестивале седьмой ночи, который приходится на седьмой день седьмого лунного месяца, что обычно приходится на начало августа. В этом году он выпадает на четверг, 11 августа.

Как гласит легенда, однажды жил пастух Нюланг, который жил со своим старшим братом и невесткой. Но она не любила его и оскорбляла его, и мальчик был вынужден уйти из дома, оставив в компании только старую корову.

Корова, однако, была бывшим богом, который нарушил имперские правила и был отправлен на землю в виде быка.

Однажды корова привела Нюланг к озеру, где феи принимали ванну на земле. Среди них была Жину, красивейшая фея и искусная швея.

Они полюбили друг друга с первого взгляда и вскоре поженились. У них были сын и дочь, и их счастливая жизнь на протяжении сотен лет служила примером в Китае.

Тем не менее, в глазах Нефритового Императора, Верховного Божества в даосизме, брак между смертным и феей был строго запрещен.Он послал императрицу за Жину.

Ниуланг отчаялся, когда обнаружил, что Чжину вернули на небеса. Движимая страданиями Нюланга, корова сказала ему превратить ее шкуру в обувь после того, как она умрет.

Волшебные туфли увезли Нюланга, который нес двух своих детей в корзинах, натянутых на наплечный шест, в погоню за императрицей.

Погоня привела в ярость императрицу, которая взяла шпильку и рассекла ею по небу, образуя Млечный Путь, отделяющий мужа от жены.

Но не все было потеряно, поскольку сороки, движимые своей любовью и преданностью, образовали мост через Млечный Путь, чтобы воссоединить семью.

Даже Нефритовый Император был тронут и позволил Нюлану и Чжину встречаться раз в год в седьмую ночь седьмого месяца.

Так появилась Qixi. Фестиваль восходит к династии Хань (206 г. до н.э. - 220 г. н.э.).

Традиционно люди смотрят на небо и находят яркую звезду в созвездии Аквилы, а также звезду Вега, которые идентифицируются как Ниуланг и Чжину.

Две звезды сияют по разные стороны Млечного Пути.

Традиционные торжества

В былые времена Циси был особенным днем ​​не только для влюбленных, но и для девочек. Он также известен как «Фестиваль умения попрошайничать» или «Фестиваль дочерей».

В прошлом девушки проводили церемонию, чтобы умолять Жину о мудрости, ловкости и счастливом браке в будущем.

Так было не во всем Китае, поскольку фестиваль варьировался от региона к региону.

В некоторых частях провинции Шаньдун молодые женщины предлагали фрукты и выпечку, чтобы помолиться за светлый ум. Если и видели пауков, плетущих паутину на жертвенных объектах, считалось, что машущая девушка дает положительный отклик.

В других регионах собирались семь близких друзей, чтобы сделать пельмени. Они вложили в три отдельных пельмени иголку, медную монету и красную дату, которые олицетворяли безупречное мастерство рукоделия, удачу и ранний брак.

Девочки также проводили конкурсы по ткачеству и рукоделию, чтобы увидеть, у кого лучшие руки и самый светлый ум, что является предпосылкой для того, чтобы стать хорошей женой и матерью в древнем Китае.

Молодые женщины на юге Китая ткали небольшие поделки из цветной бумаги, травы и ниток.

После этого они соревновались, чтобы пропустить нить через глазки семи игл за одно дыхание.

Преобразование традиций

История любви Нюлан и Чжину и фестиваль Циси передавались из поколения в поколение.Однако эти древние традиции и обычаи постепенно вымирают.

Многие современные китайцы, особенно молодежь, похоже, знают больше о Дне святого Валентина 14 февраля, который характеризуется букетами роз, шоколадными конфетами и романтическими ужинами при свечах, чем о своем домашнем дне для влюбленных.

Даже Циси в наши дни называют «китайским Днем святого Валентина».

Меньше людей, чем когда-либо, будут смотреть в небо в четверг, чтобы различить две звезды, ярко сияющие по обе стороны от Млечного Пути, то есть, если люди даже знают, в какой день падает Циси.

Здесь разбросаны готовые напоминания в виде больших объявлений с надписью "Распродажа в китайский День святого Валентина!" в магазинах, отелях и ресторанах.

Но немногие молодые женщины отметят праздник со своими парнями или примут участие в традиционных мероприятиях, чтобы помолиться о сообразительности.

"Я понятия не имею о« Фестивале умения попрошайничать ». Я думала, что Циси связана только со сказкой, - сказала 24-летняя Ван Илинь, молодая женщина, работающая на веб-сайте в Пекине.

Незнание Ван о культурных последствиях Циси распространено среди молодых китаянок.

В современном обществе от девушки больше не требуется преуспевать в ткачестве или рукоделии, поэтому молитва о ловких руках не имеет особого смысла.

Но это не значит, что интерес к рукоделию мертв и похоронен, поскольку навыки некоторых молодых женщин эволюционировали от починки одежды и шитья пуговиц до изготовления уникальных изделий ручной работы.

Ван Илинь сама неплохо владеет иглой и ниткой.

«Думаю, моим самым ранним творением была шляпа. Это было довольно просто, потому что я просто завязала узелки на каждом углу своего платка», - сказала она, смеясь.

Она пыталась сшить юбку для своей куклы, сшивая кусочки ткани вместе, но обнаружила, что это трудная задача.

«Раньше я покрывала все пуговицы красивой тканью и вязала разноцветную шерсть разной формы, чтобы надеть их на кольцо для ключей», - добавила она.

Потребность в использовании швейных машин и трикотажных изделий в последние годы уменьшилась, поскольку в магазинах и в Интернете имеется избыток качественной одежды, что является изменением со времен их мам и бабушек, для которых вязание было важным инструментом в работе. времена нехватки.

Однако в последние годы некоторые молодые женщины полюбили вязать шерстяные шарфы.

«Моя соседка по комнате в университете связала белый шарф своему парню, и постепенно к нам присоединились все девушки из нашего отдела», - сказал Ван.

Дун Ицзюнь, 23 года, офисный работник из Шанхая, еще одна вязальщица шарфов.

«Вязать шарф просто. И носить самодельный шарф приятно», - сказала она.

Новый вид рукоделия - это вышивка крестиком.

Привезенный из Европы, вышивка крестиком является популярной формой вышивки счетными нитками, при которой Х-образные стежки используются для формирования рисунка.

Но эта тенденция не устраивала Дун Ицзюня.

«Это доставляет слишком много хлопот. Не думаю, что я достаточно терпелив», - сказала она.

Линь Юнь, 17-летняя ученица старшей школы, является зрителем, когда ее одноклассники проводят время после уроков за вязанием и вышиванием.

«Много лет назад нам очень нравилось плести браслеты.Вскоре нам всем это надоело. Теперь есть новые моды. Но мы слишком заняты домашним заданием. В конце концов, мы, девушки, предпочитаем делать покупки и слушать поп-музыку », - сказала она.

«По сравнению с вышивкой крестиком, я предпочитаю традиционную китайскую вышивку. Может быть, однажды я пройду курсы по ней», - сказал Ван Илинь.

«Я надеюсь сделать всевозможные узоры для вышивания на хебао (шелковый карман, использовавшийся в древнем Китае).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *