+8 (916) 786-78-28 с 10.00 до 22.00 ежедневно

Меню

Права животных: Права животных и деонтологическая этика

Права животных и деонтологическая этика

  • Михаил Смотряев
  • Русская служба Би-би-си

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Активисты РЕТА требуют этичного отношения к животным. Впрочем, этику все понимают по-разному

24 ноября отмечается международный День без меха.

Нельзя сказать, чтобы отмечался он с большой помпой или хотя бы массово — большинство граждан, скорее всего, вообще не знает о его существовании. Главным образом, это повод борцов за права животных устроить очередную «акцию прямого действия», коими изобилует история движения.

Между тем, вопросы прав животных отнюдь не праздные — ими интересуются серьезные философы и правоведы. Собственно, даже сама постановка вопроса о правах братьев наших меньших позволяет сформулировать его более широко: неужели нам удалось решить все проблемы, связанные с правами человека, раз мы считаем необходимым заниматься правами зверей?

Не обижать маленьких

Сам тезис о наличии у животных прав обнаруживает явные признаки антропоцентризма, столь свойственные человеческой природе, а главное — системе познания.

Себя, любимого, человек помещал в центр мира издавна. Животным же долгое время отказывалось в наличии простых и фундаментальных навыков и способностей: предполагалось, что они не в состоянии чувствовать, мыслить, и уж тем более демонстрировать «человеческие» эмоции — страх, приязнь, печаль или радость. Поведение животных описывалось в терминах инстинктов — само слово, кстати, появилось еще в трудах ранних философов-стоиков.

Автор фото, Hulton Archive

Подпись к фото,

Британские законы еще в XIX веке предписывали относиться к животным бережно

Примерно в то же время отношение к животным проникло и в человеческую этику. О недопустимости мучений живых существ писали Плутарх, Диоген и Пифагор. При этом никто из древних о правах животных не задумывался: в их глазах животные были лишены индивидуальности, свойственной человеку, и истязать их без нужды запрещала моральная парадигма, суть которой оставалась неизменной — нельзя обижать слабого только потому, что ты сильнее. Никаких прав в современном понимании слова эта концепция не предусматривала.

Правда, и у людей в то время с правами не всегда складывалось удачно: у одних они были, у других не было, а смена власти, вражеское вторжение или голод могли все перевернуть с ног на голову.

Неотчуждаемое право

Стоики первыми заговорили о «естественных», неотчуждаемых правах, хотя к полноценному пониманию этой идеи человечество пришло много позже. Но и философская мысль Возрождения не обременяла себя размышлениями о естественных правах животных — предполагалось, что обижать младших братьев по разуму человеку постыдно, да и детям дурной пример. «Под влиянием привычки мучить и убивать животных душа детей будет постепенно грубеть также по отношению к людям», — писал в конце XVII века английский философ Джон Локк.

Со временем, однако, человек признал за животными способность чувствовать (в первую очередь, страдать), в европейских странах начали принимать законы о жестоком обращении с животными — SPCA. Первыми здесь оказались британцы, принявшие в 1822 году закон о правильном обращении с лошадьми, а еще через два года возникло и общество предотвращения жестокого обращения с животными, ставшего после получения грамоты от королевы Виктории Королевским обществом.

Примерно в это же время появились и первые экстремисты: молодые члены SPCA уничтожали охотничьи ружья. Чужие, разумеется.

Всерьез о правах животных стали дискутировать лишь в конце XIX века. Основатель «Гуманитарной лиги» Генри Солт предложил рассматривать животных в категориях человеческой морали и признать, что их жизнь равноценна человеческой. Примечательно, что примерно в то же время в естественных науках возобладало критическое отношение к антропоморфизму и, как следствие, отношение к животным как к физиологическим объектам.

Знаменитый физиолог Иван Павлов писал о попытках поставить его вивисекционную деятельность под контроль: «Нет, это — не высокое и благородное чувство жалости к страданиям всего живого и чувствующего; это — одно из плохо замаскированных проявлений вечной вражды и борьбы невежества против науки, тьмы против света!» Хотя и признавал при этом, что мучение животных не доставляет ему ни малейшей радости, и ему приходится переносить это ради стремления помочь людям.

Законодательство в защиту животных во многих странах продолжало расширяться, однако речь о правах в человеческом понимании по-прежнему не шла — только о благополучии, причем в том виде, в каком его понимает человек. Собственно, и сейчас о правах как таковых рассуждают или ученые-академики, или молодые люди в закрывающих лица повязках, громящие лаборатории и зоопарки.

«Прямое действие»

В 2004 году, выступая перед сенатским комитетом по юриспруденции, заместитель директора ФБР Джон Льюис отметил, что среди внутренних угроз безопасности Соединенным Штатам наибольшую опасность представляют не доморощенные ультраправые или ультралевые, а так называемые «террористы с особыми интересами» (то есть те, чья повестка дня включает небольшое число или всего один конкретный пункт).

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Протесты против меховых изделий не всегда носят мирный характер

В первую очередь Льюис вспомнил активистов «Фронта освобождения животных» и «Фронта освобождения Земли». В арсенале эко-террористов, объявляющих себя убежденными противниками насилия против и людей, и животных, появились даже взрывные устройства, хотя наиболее опасным методом «прямого действия» остается поджог, отметил он.

В качестве мишеней эко-террористы частенько выбирают исследовательские лаборатории, где животных используют в качестве подопытных. Первой на память приходит исследовательская компания Huntingdon Life Science в Великобритании, проводящая по заказу других организаций опыты над животными. Активисты, объединившиеся под флагом общественного движения Stop Huntingdon Animal Cruelty, с 1999 года регулярно протестовали у ворот компании, рассылали ее сотрудникам письма с угрозами, а время от времени переходили от слов к делу. Причем под удар попали не только сотрудники самой HLS, но и компаний, пользующихся ее услугами.

В какой-то момент терпение британской полиции закончилось, и после массового рейда в 2007 году более тридцати активистов оказались за решеткой, причем не только в Англии, но еще в Голландии и Бельгии. Тем не менее, HLS практически разорилась, британские банки не хотели даже открывать ей счет, ее акции рухнули. В итоге остатки HLS купила другая компания.

В результате расследований активистов против сотрудников HLS было заведено несколько уголовных дел по фактам жестокого обращения с животными. Хотя даже в этом случае компания вряд ли заслуживала такой травли.

В 2002 году одна из основателей крупнейшей организации по защите прав животных РЕТА Ингрид Ньюкирк заявила журналу US News & World Report: «Наши акции без применения насилия не так эффективны. Мы просим чего-то годами — и не получаем ничего. Кто-то начинает угрожать — и все начинает работать».

Система ценностей

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Не все в научном мире считают, что без подопытных животных можно обойтись

Действия наиболее рьяных защитников животных в немалой степени бросают тень на все движение в глазах рядовых граждан, которым проблемы неотчуждаемых прав коров, свиней и насекомых представляются чем-то если и не надуманным, то уж точно не первостепенным. Мол, с правами человека в мире еще не все в порядке, чтобы еще о мышах лабораторных беспокоиться.

Этот подход недальновиден, считает глава российского Центра защиты прав животных «Вита» Ирина Новожилова. «Вся система ценностей общества начинает выстраиваться от его отношения к слабейшему звену. Наверно, никто не будет спорить, что это животные. Даже социально незащищенные граждане, инвалиды, пенсионеры все равно имеют какие-то права, — считает она. — Если мы не научились сопереживать и гуманно относиться к слабейшему звену, то вся система ценностей будет рушиться. Провозгласив человека венцом творения, и животных определив в виде сырья, мы тем самым утвердили право сильного, а оно не может действовать узконаправленно, оно будет проецироваться на все сферы жизни».

Этот тезис гораздо проще концепций, которые обсуждают сегодня философы и теоретики права. Одни, например, австралийский философ, профессор биоэтики в Принстоне Питер Сингер, считают, что об этичности поступка надо судить по его последствиям — если он приносит страдания, не надо его совершать. При этом Сингер не наделяет животных неотчуждаемыми правами.

Сторонники деонтологической этики полагают, что в той или иной форме естественные права есть у всех «субъектов жизни», и их надо признавать так же, как права человека, независимо от степени разумности (в людских категориях) той или иной зверушки.

Другие философы полагают, что главным в определении прав должны быть… правильно, обязательства. Не обладая моралью и не имея возможности заключать общественный договор, животные, таким образом, исключаются из правового поля. Следовательно, их можно убивать и употреблять в пищу, но, разумеется, не причиняя им страданий.

Вмешалась и наука. В 2012 году группа ученых подписала так называемую «Кембриджскую декларацию», в которой говорится: «Массив доказательств свидетельствует, что обладание нейронными субстратами, лежащими в основе сознания, не является уникальной особенностью людей. Другие животные, включая всех млекопитающих и птиц, а также многие другие, например осьминоги, тоже обладают нейронными субстратами».

Иначе говоря, современная нейробиология допускает наличие у животных сознания и эмоций, близких к человеческим.

Эволюция сознания

Как видим, недостатка во мнениях не наблюдается. Если вам охота заниматься онтологией — милости просим. Но можно поступить проще — постепенно отказываться от использования животных в разных сферах человеческой жизни.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Защитники прав животных умеют привлечь внимание и без порчи чужой собственности

«Когда у человека не было выбора, это была одна нравственная ситуация, — говорит Ирина Новожилова. — А сейчас изобилие выбора по всем фронтам. Все сферы использования человеком животных (животноводство, пушное звероводство, эксперименты, индустрия развлечений и животные-компаньоны) сейчас располагают альтернативой системной жестокости».

Вегетарианство более не является уделом избранных, напоминает она. Искусственный мех греет лучше, чем настоящий. В тестировании препаратов есть проблема непереносимости данных, в силу разности метаболизма человека и животных. (Новожилова напоминает, что пенициллин широко распространился как раз потому, что тестировать его на животных не было времени. Морские свинки, наиболее часто применявшиеся в то время в качестве лабораторных животных, не переносят пенициллин. Тестировали бы на них — и не видать нам антибиотиков.) А развлечься можно и без помощи зоопарков.

Все это мы знали и раньше. Однако вегетарианство не шествует по планете победной поступью, люди продолжат покупать меховые шубы и водить детей в зоопарки. «Я считаю, что форсировать этический прогресс невозможно, — говорит Ирина Новожилова. — Это не будет революцией, это эволюционный процесс, где очень важно, чтобы уровень сознания людей до этого поднялся сам. Форсировать, навязывать в агрессивной форме свою точку зрения нельзя. Общество должно понимать, для чего нужны эти шаги этического прогресса».

«Фронт освобождения животных», возьмите на заметку.

Почему мы должны давать права животным?

Животные заботятся друг о друге сами, не имея, при этом, ничего общего
с правами. Понятие «право» было придумано людьми и ни для каких других существ не действует. Почему же мы тогда говорим о правах животных? Ответ прост: права животных – это человеческие права, нужные для установления людям границ. Если мы не установим предел человеческим границам в обращении с животными, в правовом виде, то мы не сможем также привлечь к юридической ответственности при нарушение этих границ другими людьми.
Животные, являются более уязвимыми существами, по сравнению с обладающими большей властью людьми. Люди, нарушающие интересы животных, должны быть привлечены к судебной ответственности, чтобы ответить за содеянное.

Аспекты.

  • Различные способы выражения любви к животным.
  • На какой основе должны быть признаны права животных?
  • Некоторые пункты выпадают из юридической основы прав животных.
  • Есть ли исходная точка, которая подходит?
  • Права животных – это нечто иное, чем их благополучие
  • Действует ли право на свободу  как основной закон, если некоторые его нарушают?

Смотри также:

Различные способы выражения любви к животным.

Люди весьма по-разному обращаются с животными:

  • Большинство людей, которые любят животных, держат их в качестве домашних животных.
  • Многие, которые любят животных, считают их вкусной пищей и едят их.
  • Некоторые люди, которые любят животных, приходят от животных в сексуальное возбуждение.
  • Как много существует людей, которые любят животных, оставляют их в покое или предоставляют им свободу?

Как мы должны обращаться с животными и какие права мы за ними признаём — относится к области этики. Альберт Швейцер говорил уже о том, что основы этики должны быть заложены на сострадании. Ни один рациональный исходный пункт не может убедить достаточное количество людей в том, что животные имеют права, даже если они согласны с тем, что животное обладает внутренним достоинством. Без сострадания право не перейдёт в правовые действия.

Понятие права животного может быть интерпретировано совершенно по- разному. Некоторые хотели бы сохранить за собой право на умерщвление животных в целях потребления или для спорта. Другие отказывают себе в праве нечаянно убить даже самое маленькое животное. Как это связанно между собой будет разобрано в этой статье.
Основные права имеют безоговорочную силу, поэтому очень важно их тщательно сформулировать. При этом не имеет значения является ли формулировка позитивной или негативной.

На каком основание должны быть признаны права за животными?

Желательно, было бы услышать ответ на этот вопрос от самих животных, но, к сожалению, с их стороны вразумительного ответа не дождёшься. Они могут лишь, косвенно, выражать свой протест против плохого обращения. И поэтому ответ на этот вопрос должен быть дан самими людьми и для людей.
Пунктами, принимаемыми за основу прав животных, являются:
внутреннее достоинство, благополучие, уважение, свобода, (собственный) интерес, естественное поведение, равенство, сострадание и т.д. Многие из этих пунктов кажутся вполне приемлемыми, но при дальнейшем рассмотрении, особенно, что касается конкретных, практических ситуаций, менее реальными. Ниже мы рассмотрим приемлемость каждого, отдельно взятого, пункта.

Для ясности в применении, мы должны чётко сформулировать исходные пункты, составляющие основу прав животных.

Применяемые исходные пункты:

  1. Права животных должны должны быть так сформулированы, чтобы их можно было бы использовать как практически, так и юридически.
  2. Права животных распространяются на каждого животного в отдельности: на диких животных, на скот, на домашних животных, на млекопитающих, а также и на насекомых.
  3. Животные настолько различны между собой, что нужно считаться с их специфичной природой.
  4. Права животных распространяются на людей и должны иметь возможность быть призванными людьми на помощь. Животные не могут соблюдать обязательств.
  5. Смерть занимает особое положение среди прав животных: забой, законная охота специалистами и профессиональными рыболовами. Они должны быть так организованы, чтобы смерть животного была быстрой и безболезненной, не бесполезной (например, такие как, нежелательный дополнительный улов или при массовых ликвидациях). Это распространяется, также на вредоносных беспозвоночных животных, с которыми возможно бороться только, лишь, посредством их уничтожения.
  6. Право вида превышает право индивидуума (если животному или растению грозит исчезновение, вымирание, то людям запрещено нарушать жизнь этого вида). Также, вид животного (например, свиньи или лосось) имеет право не разводиться или быть пойманным в неумеренном количестве на потребу экспорта, при которых добыча или улов происходят по сути, из-за массовости, далеко не самыми допустимыми по отношению к животным методами и не направлена на удовлетворение основных жизненных потребностей.

Действующий Закон о Благосостоянии и Здравоохранении Животных (1992 год), включает в себя нравственные границы колебания при оценки целей производства ферм. Это основывается на признании внутреннего достоинства животного и так называемого «нет, разве только» принципа. В этом случае, должны быть, тогда, заданы следующие вопросы при использовании животных: 1) насколько важна преследуемая цель; 2) есть ли другая альтернатива; 3) насколько серьёзно подрывается здоровье животных.
В первом параграфе статьи 36 Закона о Благосостоянии и Здравоохранении Животных 1992 года говорится:
«Запрещается без разумной цели или с нарушением того, что разрешается, для достижения этой цели причинять животному боль или наносить повреждение, а также ухудшать здоровье или благосостояние животного».

В теории права животных кажутся хорошо определены, но на практике «разумная цель для человека» имеет (слишком) широкое понятие. Достаточно ли хорошо тогда заложен базис для закона о животных?

Некоторые из пунктов выпадают из юридической основы защиты животных.

Если начать с исходного пункта, то уже отпадёт несколько понятий: в первую очередь уважение. Это широко используемое понятие. В данном случае невозможно дать однозначной формулировки в правах животных. Нет никакого вреда в использовании данного понятия в этой связи, но с другой стороны, подобное понятие не может быть использовано при юридической оценки поведения человека по отношению к животным: «Госпожа, мы вызываем вас в суд по поводу вашего неуважительного отношения к вашей болонке». Или же: «Фермер, вы должны достойно обращаться с вашими курами».
Кого то уважать, значит, сохранять определённое расстояние (пространство или свободу), например, не позволяя другому или группе никого осуждать («навешивать ярлыки»).

В принципе путём социального контроля вполне возможно указывать людям на не достаток уважения в обращении с животным (например, жестокие игры с живыми животными или эксцессы в развлекательных шоу (трюки с цирковыми животными).

По такого же  рода причинам, понятие «внутреннее достоинство» не приемлемо в качестве юридической основы прав животных. В лучшем случае это понятие может быть применено в случае с редкими видами животных, в смысле: «Эта часть природы должна быть защищена, так как здесь водится вид животных, который нигде более не встречается». Во всех остальных случаях это понятие ничего не значит. Ни одного фермера не возможно заставить лучше заботиться о своих свиньях руководствуясь призывом, что животное духовно заслуживает хорошего ухода. Фермер заботиться о своих свиньях ровно настолько, насколько он экономически в этом заинтересован.

Косвенность и расплывчатость этих понятиий – тактика в обращении людей между собой, чтобы точно указать другим на их ошибки в связи с правами животных, эти понятия не пригодны и юридически не приемлемы.
Вы не можете, также, обязать человека обладать вкусом или облагородить его. Хотя вы можете взывать к ним
Второй исходный пункт (все животные) сформулирован так, чтобы предотвратить отдельное создание правил для каждого вида животных. К животным относятся, как дождевые черви, так и слоны; рыбы, но также и насекомые. Формулировка прав животных должна содержать в себе определённую степень обобщения, в которой для основных видов животных могут быть сформулированы различные границы требований. Границы требований касаются, в основном, благосостояния животных.

Примером, различных разработок таких границ требований, могут послужить:

  • Наличие подходящей пищи для животного: мясо (добыча) или растительная пища
  • Одиночное существование или в группе.
  • Угроза здоровью человека или же общественной безопасности
  • Размер и природа естественной среды обитания.

Права животных должны включать в себя то, что животное, в зависимости от своего вида, должно иметь возможность сохранять и выражать специфические для данного вида формы поведения. А, также и в случае, когда из-за «вредоносности»их свобода ограничена.
В разработке требований о естественности или естественного поведения действуют 5 критериев (5 свобод определённых Farm Animal Welfare Council*):

  1. свобода движения;
  2. свобода добычи пропитания;
  3. свобода размножения и образование популяции;
  4. возможность, чтобы каждое животное и каждый вид животного мог жить по своему характеру и мог принимать участие в естественном цикле, в котором человек не вмешивается в (естественные) болезни и смерть;
  5. отсутствие потребления, уничтожения и нарушения со стороны человека.

* Farm Animal Welfare Council (FAWC – независимый консультативный орган, который контролирует использование, продажу, перевозку и убой скота и информирует правительство о фактах жестокого обращения с животными. )

Примечание: это не распространяется на животных, которые являются «подделкой фауны» (например, одичавшие домашние кошки).

Животным, которые никогда не заходят в воду, не нужны разработки, в которых им гарантируется достаточно места для плавания. Место обитания китов не может быть ограничено до размеров бассейна. Волков, не допускают к местам, где риск контакта с людьми и скотом слишком велик.
Домашний скот требует за собой ухода, диких же животных, наоборот, нельзя подкармливать.
Также, как и экологическое загрязнение и запущение, так и «поддельная фауна» и «защита» методом истребления хищников или же изобретение специальных болезней, должны быть предотвращены.

Права животных – это несколько другое (обширнее), чем благосостояние животных.

Если же посмотреть на такое положение дел, как (собственный) интерес, благосостояние животных, их интеллект, чувства и инстинкты и т. д., то тогда мы должны прийти к выводу, что на эти пункты практически невозможно опираться. Благополучие – это цель, а не исходный пункт и находится для каждого вида животного, как буквально, так фигурально, на разных пространствах. Тогда нужно будет ответить на такие вопросы, как: «есть ли чувства у рыб?» или же: «скучают ли свиньи или другие домашние животные?», «повредит ли скотовод благосостоянию коров, если он этим летом их не выпустит на пастбище?» Такого рода вопросы невозможно проконтролировать на 100% и поэтому, они не могут составлять базу, на которой можно было бы основывать права животных. И наоборот, эти пункты применимы, если мы должны реализовывать на практике права животных ( на основе границ требований) или же, когда Мы считаем с точки зрения принципов предосторожности, т.е. если мы пытаемся максимально избежать нарушений такого рода.

О применении разработок на практике будет рассказано далее, после того, как мы определим наилучший исходный пункт прав животных, или читайте универсальное положение о благосостоянии животных WSPA ( World Society for the Protection of Animals- Всемирное общество защиты животных).
Наказуемость за истязания животных путём причинения им боли, предусмотрена законом o благосостоянии, но не пассивное причинение страданий путём, например, экстремального ограничения свободы передвижения. Эта часть нарушений благополучия животных пока ещё не урегулирована законом. Нанесение вреда благосостоянию животных связано с нарушением прав животных, но у животных есть, также, основные права в случае, когда действия людей по отношению к благосостоянию животных неопределённы. По этому пункту мы отклонимся  от  философа Джереми Бентхама (1748-1832), который говорил, что главный вопрос – это «может ли животное страдать?» Способность страдать, даёт животному, касательно благосостояния, право на равные с человеком снисхождения, как базис для сострадания, но не ведёт ещё к правам животных.

Резюмируя, мы составим, рассмотренные концепты,  в схему. В клетках схемы будет указано, как должны быть рассмотрены различные понятия  во взаимоотношениях друг с другом. Исходным пунктом схемы является то, что животные имеют права и, что целью, признания этих прав, является гарантия достаточных условий их благосостояния.

Пример, как нужно понимать данную схему: «эмоции» имеют отношение к благополучию, но не к правам животных.

Не имеют отношение к благосостоянию

Имеют отношение к благосостоянию

Не имеют отношения к правам

Внутренняя ценность, ласковость, съедобность, любовь животных, красота, интеллект, инстинкты, память, защита природы.

Эмоции животных, чувство боли,тоска, стресс,

Имеют отношение к >правам

Уважение, равенство, интересы

Свобода, естественное поведение, качество

Поразительно констатировать, что пункты, которые ничего не имеют общего с благосостоянием, в точности являются, именно пунктами, в которых животные сильно отличаются от людей и пунктами, которые связаны с благосостоянием, практически одинаковы, как для людей, так и для животных. В числе основных аспектов благополучия нет принципиальных различий между человеком и животным и это должно найти своё выражение в признании человеком прав животных.

Возможна, ли такая юридическая исходная точка, которая оправдывала бы себя на практике?

Возможно, за исходный пункт может быть принято тоже понятие, что и в правах человека, а именно право на свободу.
Свобода является парадоксальным концептом. Это означает, что необходимо сформулировать границы от начала и до конца свободы, иначе, это понятие непрактично. Для применения понятия свободы на практике, мы должны описать всё то, что ею не является: всё, что делает свободу животного (проявлять естественное поведение) невозможным, противоречит их правам.
Установление границ, действительное, как для людей, так и для животных, и в этом именно состоит вся сила этого концепта. Мы можем раздумывать о моральных границах свободы животных, но также не забывать и о физических границах (например, решётки).
Как будет воплощаться «нет, разве только» принцип, легко представить: все ограничения свободы животных запрещены, если, только, человек может доказать, что с определённой мерой, остаётся возможной свобода проявления естественного поведения. 

Основное преимущество свободы — это то, что это высшая граница обязанностей человека позаботиться о правах животных. Когда это право на свободу гарантировано, то отпадает ответственность человека за дальнейшее наполнение.
Право на свободу для животных включает в себя, в основном, возможность проявлять естественное поведение. Что и как, животное это, впоследствии, по собственному усмотрению и «свободным» образом реализует или нет, не имеет значения для исходных пунктов его прав.

Для диких животных достаточно, чтобы был гарантирован естественный баланс без человеческого вмешательства в природу (для исключений, нажмите здесь). Для домашних животных или скота, важно позаботиться о том, чтобы эти животные имели возможность, как можно больше сохранять своё естественное поведение.
Что ещё более включает в себя право на свободу, это так же право на физическую неприкосновенность: никаких неестественных вмешательств, таких как, подрезание клювов, кастрация поросят, генетические манипуляции (селекция допустима) или же экстремальное разведение (например, у мясного сорта коров, телята могут родиться, только, посредством кесарева сечения).

Границы, которые могут быть установлены, без нарушения в целом права на свободу, следующие:

  • стерилизация и кастрация домашних животных; отдельное содержание животных  мужского и женского пола (скот), в целях ограничения рождаемости.
  • ограждение пастбищ и заграждения от трасс.
  • эвтаназия и аборты в ситуациях, аналогичных с людьми, с которыми не возможен (более) контакт или идёт речь о невыносимых страданиях.

Установление границ для каждого отдельного вида животных, должно быть предметом научных исследований о животных.   Главное, что мы рассматриваем свободу, как отправной пункт при  взгляде на животных, что даёт нам возможность уважительно относиться к животным.

Возможные компромиссы

Важным преимуществом концепта свободы, является также его пригодность в отношении людей, которые не согласны с большинством крайних последствий. Возьмите, например, кого-то кто считает, что держать животных дома нельзя, потому что это нарушает право на свободу. Возможно провести беседу с человеком, у которого есть домашние животные, ведь речь идёт о том, чтобы сформулировать условия, которым должен и хочет следовать хозяин животного. Заключение компромисса делает понятие свободы не непригодным, а наоборот усиливает его.

Другое важное преимущество этого понятия — быстрая контролируемость. Когда  установлено, какие именно, обстоятельства ограничивают свободу животного, то за долю секунды можно установить это нарушение, в то время как, в случае с другими пунктами (например, благосостояние) нарушение можно установить лишь путём длительного наблюдения.

Может ли, тогда свобода, всё ещё, рассматриваться как основной закон, если некоторые  нарушают основной закон о животных?

Возможны два варианта интерпретации.

  • законное нарушение, которое допускается при строгом соблюдении условий.
  • недопустимое законом нарушение.

Содержание домашних животных и в определённой степени их использование и убой скота, кажутся не последовательными с точки зрения, выше указанных, прав животных. Также и для животных, предназначенных для убоя, могут быть выдвинуты требования о том, что их существование до убоя, должно максимально позволять им проявлять естественный образ поведения.

Забиваемые животные или же, пойманная для потребления, рыба, имеют также право на быструю и безболезненную смерть. Также, можно выдвинуть требование, что если кто-то ограничивает свободу животного, он должен не лишать его возможности проявления естественного поведения.

Подобное объяснение увеличивает шанс на широкое общественное признание и является понятным обращением к людям.

Проведение права на свободу в качестве исходного пункта и до его крайних последствий, воплощение его в жизнь, дело будущего.

Все животные имеют такие же права на качество.

Качество

Нельзя относиться к животным, как к существам второго сорта. Нельзя, например, бросать за ограждение животным заплесневевший хлеб (или затвердевшую пищу) в места где животное также и опорожняется. Подвергать здоровье животного риску, является не заслуженным (не справедливым) ограничением свободы животных. Тоже самое распространяется и на качество оказания помощи. Не существует, к примеру, закона о контроле руководства и организации скорой помощи для животных и предъявления определённых требований к волонтёрам, оказывающим помощь животным, за исключением приютов для бездомных животных. В приюты может быть помещено лишь определённое количество животных. Следствием этого является то, что человек, нашедший животное. вынужден сам о нём позаботиться или же животных отдают людям с хорошими намерениями. Это касается, в частности, животных, которые слишком обычны для поселения в приюте (галки, вороны, чайки и кролики). О введение ответственности в природе ничего неизвестно, всё это является своего рода отсрочкой в исполнение приговора.

Следствием этого, является и то, что не профессионалы и, нуждающиеся в помощи, люди под предлогом терапии, вмешиваются в содержание и уход за больными животными. Они не могут оказывать внимания животным, так как сами нуждаются в нём. Они всем этим уменьшают шанс животного на выздоровление.

Местом обитания животных выпущенных на свободу, являются чаще всего места, которые человек не хочет использовать сам. Биологическая разновидность растений в природе идёт на убыль в связи с загрязнением окружающей среды и перенасыщенностью удобрениями. Места обитания (так же и неограниченные пастбища), часто подходят только животным, которые менее требовательны к сфере своего существования.

Меры предосторожности, например, применяемые в дорожном движение, должны также распространятся на животных с целью избежания жертв. Примером могут служить туннели, путепроводы (виадуки), живые изгороди и т.д. Нельзя принять за мотивировку высказывание типа: « это всего лишь животное» пренебрегая животными.

Выступление за права животных должно быть в финансовом плане привлекательным.

Вознаграждение

В нашем обществе ответственное поведение по отношению к животным мало поощряется. Ответственное поведение — это добровольная попытка предупредить или разрешить проблему животного, если это возможно, когда человек при этом идёт на определённый риск. Другими словами: в нашем обществе очень легко сбить нас с толку неожиданными трудностями. Или: слишком легко и просто можно уклониться от ответственности.

Речь идёт, к примеру, о добровольном отказе от био-индустрии (мясо). Или же в случае, например, с животноводами должно иметь место поощрение при поддержание и выведение ограниченного числа потомства.

Люди, которые следуют дружелюбному методу работы с животными должны финансово поощряться, а не наоборот — терпеть убытки. Это должно поощряться как при налогооблажении, так и ответственными за экологию, организациями и рассматриваться как стимуляцией к позитивным действиям.

Сыграет положительную роль, если животные и животные продукты, не будут идти на импорт и экспорт и животноводство, на экологически чистой основе, ограничиться национальным рынком. Тогда исчезнет проблема соблазна животноводов на переработку.

Должны ли все формы несправедливого обращения с животными быть запрещены?

Запрет

Логичен запрет на жестокое обращение и нанесение увечья, как физического, так и психического: укорачивание (хвоста), обезображивание, выращивание чудовищ, как при помощи специальных методов так и генетических манипуляций, пренебрежительное, жестокое обращение при перевозке животных, вивисекция, разведение кусачих собак, некоторые формы дрессировки (танцующие медведи), зверство, жестокие игры с животными, неоправданно подвергать риску для жизни (военные животные).

Био-индустрия и охота как развлечение.

Немало нашлось бы людей, которые согласились бы на запрет био-индустрии, где животные всю свою жизнь проводят в несправедливой свободе. Так же и охоту-развлечение к счастью мало кто из людей ценит. Несправедливость заключается в том, что лишь короткий промежуток времени животные проводят на свободе и об их благосостояние заботятся очень короткий промежуток времени.

Убой или увеселительная охота являются таким примером, а также и различные развлекательные шоу. Законное ограничение методом быстрого и безболезненного умерщвления в рыбной ловли и в убое, тоже не возымело бы больших проблем. Если человек хочет питаться мясом, то он должен умерщвлять животных наиболее эффективными и быстрыми методами.

Но, как же, тогда обстоит дело со спортивной ловлей рыбы и с голубиным спортом? Такое вторжение в жизнь животного с развлекательной целью находится в противоречии с правом на свободу. Нужно ли запретить такого рода развлечения или же, в данном случае, пройдёт политика смирения? В противовес охоте, где центральным является смерть животного, в спортивной ловле цель ограничивается лишь ловлей рыбы, которая затем отпускается на свободу. И всё же ловля рыбы на крючок или сетью нарушает физическую целостность рыбы, пусть даже на короткий промежуток времени.

Также и голубиный спорт, направлен не на причинение ущерба животному, а лишь на ограничение свободы животного на короткий период времени.

Скорее всего в этих случаях пройдёт политика вынужденного смирения (при определённых оговорках) с этими фактами, чем запрет. В случае с ловлей рыбы на удочку возможны следующие размышления:

  • Не отпускать рыбу обратно в воду (помимо этого, создание неестественной фауны)
  • Запретить ловлю несовершеннолетним (без наблюдения взрослых)
  • В случае с голубиным спортом:
  • Принимать во внимание максимально дозволенное расстояние, время, частоту отлучения от дома.
  • Ограничение игровой площади для участников.

Помимо этого можно проводить в общеобразовательных школах работу над формирование определённого образа мышления в обхождении с животными:

  • Животные имеют право на свободу.
  • Не заводите уже кем-то воспитанное животное.
  • Не заводите экзотические животные.
  • Не нужно заводить животных, которые будут содержаться в аквариуме, террариуме или в клетке.
  • Не нужно заводить маленьких животных, если в доме есть малыши.
  • Хобби не должно быть связано с нанесением ущерба благосостоянию животных.

В заключение нужно добавить и то, что существуют так же и формы так называемого нежелательного отпускания животных на волю. Имеется ввиду, освобождение животных в места, где они не смогут существовать без вмешательства и помощи человека. Это распространяется, в той или иной степени, на естественную, обособленную людьми местность, где поселяют животных таких как, например, муфлоны (дикие горные овцы). На практике доказано, что эти животные не могут сами выжить в экстремальных погодных условиях или же при долго длящихся болезнях. При поселение их в определённые местности человек несёт за них ответственность.

Также, при содержание экзотических животных в зоопарках, в случае, когда невозможно избежать их исчезновения, несмотря на то, что делается всё возможное для сохранения естественной ситуации, нежелательно отпускать их на волю.

Права животных | Affinity Petcare

Статья 1º 

a) Каждое животное-спутник, как и любое живое существо, обладающее чувствами, имеет право на достоинство и уважение. И каждый владелец животного-спутника, любитель животных и лицо, ответственное за уход за животным, имеют право на уважение в обществе. 

b) Права животных-спутников и их хозяев должны быть защищены законом так же, как права человека.  

c) Животные-спутники имеют право занимать достойное место в обществе. 

 

Статья 2º

a) Животные-спутники не могут выжить без поддержки и имеют право на защиту со стороны человека. 

b) Ни одно животное-спутник не должно подвергаться дурному либо жестокому обращению. 

c) Оставление животного рассматривается как позорное проявление жестокости. 

d) Сцены насилия в кино, в печати и на телевидении с участием животных, которые не направлены на предотвращение попыток посягательств на их права, должны быть запрещены.

 

Статья 3º

Животные-спутники – живые существа, обладающие собственными физическо-эмоциональными потребностями. Хозяева должны следить за обеспечением данных потребностей в течение всей жизни животного. Животные-спутники: 

a) Имеют право на правильное питание. 

b) Имеют право на ветеринарный уход. 

c) Являются стадными существами, требуя компании и ласки со стороны хозяев и всего общества. 

d) Имеют право на стабильное развитие в свободных бытовых условиях, требуемых особями данного вида. Хозяин должен обустроить в своем жилище специальную зону для собак достаточной площади, где они должны быть защищены от внешних условий. 

e) Собака должна выходить на улицу не реже 3 раз в день по 30 минут для оправки, физической активности, выгула и игр с другими собаками и людьми. 

f) Собакам необходима двигательная и физическая нагрузка, соответствующая характеристикам породы. Городские власти должны обустроить площадки для выгула собак хозяевами. 

g) Игра является базовой потребностью собаки. Хозяева должны ежедневно уделять время собаке и играть с ней. 

h) Животное имеет право и способно обучаться в течение всей жизни. 

i) Животное имеет право на прием и интеграцию в обществе в лице хозяев и лиц, не являющихся хозяевами. 

j) В соответствии с положениями о свободе перемещения, предусмотренными Конституцией Испании, городские власти не должны препятствовать поездкам владельцев в городском транспорте с животными. 

 

Статья 4º

Рабочие собаки имеют право на то, чтобы продолжительность их рабочего дня и интенсивность труда не превышала разумно обоснованную, а также на восстановительное питание и отдых.  

 

Статья 5º 

a) Животное-спутник имеет право на то, чтобы его длительность жизни соответствовала естественной. 

b) В случае соответствующих медицинских показаний эвтаназия животного-спутника должна быть мгновенной, безболезненной, не вызывать у него тревоги и производиться ветеринаром, который должен ввести перед процедурой необходимое успокоительное средство. 

c) Любое деяние, приводящее к преждевременной смерти животного-спутника рассматривается как биоцид или преступление против жизни.

Кошки, собаки и правовое государство: как в ФРГ борются за права животных | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW

В среду, 13 декабря, Государственная дума России приняла в третьем чтении закон об ужесточении наказания за жестокое обращение с животными. Новые нормы Уголовного кодекса увеличивают максимальное наказание за убийства и увечья животных с одного до трех лет тюрьмы. Таким образом Россия сравняется с Германией по строгости законов о защите животных — но не по обязательности их исполнения. Как говорят опрошенные DW защитники животных, нормы закона — это полдела. Не менее важную роль играют эффективные структуры правового государства, добивающиеся исполнения законов на практике.

Закон о защите животных в ФРГ и РФ

Проект закона «Об ответственном обращении с животными» был внесен в российский парламент еще семь лет назад — осенью 2010-го. В первом чтении он был принят весной 2011-го. Его принятие в третьем чтении в среду, 13 декабря, станет символической победой защитников животных в завершении «Года экологии» в России, которым был объявлен 2017-й.

В ходе обсуждения документа звучали призывы усилить наказание за жестокое обращение с животными до шести лет лишения свободы. Закон вносит изменения в статью 245 УК России («жестокое обращение с животными»), а также в две статьи УПК РФ. Статья 245 Уголовного кодекса применяется относительно редко — в 2015 году по ней были осуждены всего 29 человек за полгода.

Немецкий закон о защите животных предусматривает не только денежный штраф, но и тюремный срок до трех лет — за убийство позвоночного животного, беспочвенное причинение ему боли или страданий. В целом, эксперты называют Германию образцом бережного обращения с животными, причем решающий фактор в этом вопросе — не столько наличие законов само по себе, сколько эффективная работа структур правового государства по его защите.

Домашние животные в Германии: до трех лет лишения свободы за жестокое обращение

«Законы везде похожие, но система их исполнения разная», — говорит ветеринарный врач из России, знакомый с положением дел в защите животных как в Европе, так и у себя на родине, и просивший не называть своего имени. В Германии, например, есть даже адвокаты, которые специализируются на защите прав животных. Своими жалобами они заставляют работать бюрократическую машину. И, например, добиваются реальных тюремных сроков для тех, кто содержит в своих квартирах десятки кошек и собак. В России тоже бывает подобное, но у тамошних зоозащитников нет инструментов для того, чтобы добиться исполнения законов.

«В Германии же — работающее правовое государство, где никто не боится подать в суд, — продолжает ветеринар. — Так что ужесточение наказания за жестокое обращение с животными в России останется символическим актом до тех пор, пока в стране не будет правового государства. Иначе новый закон принят «для красоты».

В защиту фламинго

Конкретный пример эффективности юридической системы в Германии — кампания организации защитников животных Peta за запрет подрезания крыльев птицам, которые содержатся в немецких зоопарках. По данным организации, на 2016 год в зоопарках по всей Германии находилось порядка 10 тысяч птиц, которые с помощью хирургических вмешательств были лишены возможности летать.

Фламинго в зоопарке Франкфурта

Активисты обратились с требованием возбудить уголовные дела в отношении 20 зоопарков Германии, где водоплавающим птицам подрезают крылья, чтобы они не улетели. В двух городах (в том числе в Берлине) прокуратуры отказались возбуждать дела, но в отношении 18 зоопарков началась доследственная проверка, рассказала в интервью DW референт организации Peta Ивон Вюрц (Yvonne Würtz).

По ее словам, зоопарки нарушают федеральный закон о защите животных, который, в частности, запрещает «полную или частичную ампутацию частей тела» животного — в том числе и подрезание крыльев. Если зоопарки начнут соблюдать закон, им придется строить дорогие вольеры для содержания птиц, говорит Ивон Вюрц. «В дополнение к этому зоопарки оправдывают свои действия образовательной миссией, но это абсурдный аргумент — нелетающие птицы не могут иллюстрировать в зоопарке самих себя в дикой природе», — говорит Ивон Вюрц.

Порядка 6000 преступлений в год

И все же преступления против животных совершаются и в Германии. По данным МВД страны, каждый год в ФРГ регистрируется порядка 6000 случаев нарушения закона о защите животных. «Мы предполагаем, что реальное число преступлений против животных может быть гораздо выше, поскольку далеко не все случаи становятся достоянием гласности или полиции не всегда удается найти преступников», — комментирует статистику в интервью DW пресс-секретарь немецкого Союза защиты животных (Tierschutzbund) со штаб-квартирой в Бонне Леа Шмиц (Lea Schmitz).

По ее словам, даже в самых цивилизованных странах Западной Европы сегодня подвергается мучениям и погибает больше животных, чем когда бы то ни было. В одной только Германии каждый год в научных целях гибнет свыше двух миллионов зверей. А на юге и востоке Европы дела обстоят еще хуже — здесь добавляется использование быков в традиционных боях (коррида в Испании), а также жестокое обращение с бездомными животными.

Праздник для бездомных животных

И все же Германию можно назвать образцовой страной Европы в деле защиты прав животных. Здесь проводятся даже рождественские праздники в приютах для собак. Например в приюте берлинского Общества защиты животных (Tierschutz Berlin), что на северо-восточной окраине столицы Германии, в котором живут порядка полутора тысяч бездомных кошек и собак. Этот приют считается одним из самых больших и самых современных не только в Германии, но и во всей Европе. За один год через него «проходят» порядка 12 тысяч животных — отсюда их забирают новые хозяева.

Традиционный рождественский праздник для бездомных кошек и собак вызывает такой наплыв посетителей, что мест на парковке не хватает и организаторы запускают автобусы-шаттлы по трем маршрутам от ближайших станций городской железной дороги.

Смотрите также: 

  • Как немецкие пожарные спасают животных

    Котенок под капотом

    Бригаду спасателей из Дортмунда вызвал владелец машины, который услышал мяуканье из-под капота своего автомобиля, а когда открыл его, то увидел застрявшего глубоко внизу котенка. Спасти котенка удалось лишь после того, как пожарные размонтировали днище автомобиля. Как он туда ухитрился залезть — загадка. По всей видимости, котенок пытался согреться там в холодную декабрьскую ночь.

  • Как немецкие пожарные спасают животных

    Енот в трубе

    Пожарным города Гёппингена на юге Германии пришлось вызволять этого енота из дымовой трубы камина. Лишь с помощью троса, на который был прикреплен щит, им удалось буквально протолкнуть животное в подвал, в котором его ждали спасатели.

  • Как немецкие пожарные спасают животных

    Косули провались в шахту

    В июне 2017 года пожарные Дортмунда спасли двух молодых косуль, которые упали в шахту бывшей теплоэлектростанции. Косулям повезло, что их рев услышали случайные прохожие, которые и позвали на помощь спасателей.

  • Как немецкие пожарные спасают животных

    Ежик в заборе

    В сентябре 2017 года в Бонне между прутьями железного забора застрял еж. Приехавшие спасатели смогли освободить его, перекусив толстые металлические прутья с помощью специальных арматурных ножниц

  • Как немецкие пожарные спасают животных

    Косуля в воротах

    В закрытых металлических воротах мусороперерабатывающего предприятия города Штендаля в земле Саксония-Анхальт застряла косуля, которая пыталась пролезть между металическими прутьями. Здесь перекусывать прутья не пришлось: пожарные воспользовались специальным расширителем-домкратом: чтобы освободить напуганное животное.

  • Как немецкие пожарные спасают животных

    Попугай испугался крякающих уток

    Артист цирка Алессио Фохезато из Штутгарта благодарен пожарным за то, что они смогли достать с дерева его попугая по кличке Пако. Двенадцатилетний попугай во время репетиции у озера вырвался из рук артиста и приземлился на верхушке дерева. Он испугался кряканья уток в парке. Пако не подавался уговорам своего хозяина вернуться на землю. На помощь пришли спасатели, поднявшиеся по пожарной лестнице.

  • Как немецкие пожарные спасают животных

    Кошка из горящей квартиры

    Сотрудник пожарной службы Ганновера Штефан Альбрехт (Stefan Albrecht) вынес в июле 2017 года из горящей квартиры кошку. Она отравилась углекислым газом, поэтому ей дали подышать чистым кислородом. И спасли ее.

  • Как немецкие пожарные спасают животных

    Куры на автобане

    Неподалеко от города Линца потерпел аварию грузовик, который вез клетки с курами. В результате на автостраде оказалось семь тысяч кур. Сотрудникам пожарной службы понадобилось несколько часов на то, чтобы поймать их и водворить обратно в клетки. Все это время движение по автобану было перекрыто.

  • Как немецкие пожарные спасают животных

    Свиньи под присмотром

    В окрестностях города Ашеберга шофер грузовика, перевозившего 135 свиней, не справился с управлением и съехал в кювет. Грузовик перевернулся, пять свиней погибли сразу, еще пять получили ранения, несовместимые с жизнью, и их пришлось усыпить. За оставшимися в живых 125 свиньями присматривала, а потом загружала их в кузов другого автомобиля бригада пожарных.

    Автор: Виктор Вайц



 

 

Лохматые права: как российское законодательство защищает права животных и защищает ли вообще

Сегодня по всему миру у животных появляется все больше прав, которые защищаются на законодательном уровне. Почти 50 стран полностью или частично запретили цирки с животными, около 35 стран запретили тестирование на животных косметики, более 20 стран запретили зверофермы, один за другим закрываются дельфинарии и океанариумы.

В Германии защита прав животных закреплена в Конституции. В Швейцарии интересы питомцев учитываются в суде при разделе имущества в случае развода владельцев. В Новой Зеландии официально признано, что все животные являются разумными существами, поэтому исследования, опыты на них, охота и отлов запрещены. В Индии и вовсе дельфинов считают индивидуумами и личностями нечеловеческой природы. Этот список можно продолжать очень долго. А что в России? Здесь животное – это все еще вещь, к которой применяются общие правила об имуществе (статья 137 ГК РФ «О животных»). Принятый в 2018 году 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными» закрепил, что все звери способны испытывать эмоции и физические страдания. Тем не менее, уменьшить эти физические страдания ни у ФЗ, ни у статьи 245 УК «Жестокое обращение с животными», кажется, пока не очень получается.

Об очень-очень долгой истории принятия закона

После принятия в 2018 году 498-ФЗ «Об ответственном обращении с животными» на сайте Госдумы отдельно отмечалось, что работа над ним длилась восемь лет. Однако если учитывать все предыдущие попытки разработки закона, то этот срок превысит и 20 лет. Первый законодательный акт появился еще в конце 1990-х годов. «Он включал все пять сфер использования человеком животного: животноводство, опыты, меха, индустрия развлечений, бездомные/домашние животные. Он прошел Госдуму и Совет Федерации, но был отклонен президентом Владимиром Путиным с формулировкой «нет предмета правового регулирования»», – рассказывает президент Центра защиты прав животных «ВИТА» Ирина Новожилова.

Кажется, что за 20 лет работы и требований зоозащитников принять закон о защите животных должно было выйти что-то прогрессивное или, по крайней мере, соответствующее современным тенденциям. Однако после его публикации большая часть профессионального сообщества оценила его крайне негативно. «Закон абсолютно выпотрошенный: оттуда выброшены все гигантские сферы, остались только бездомные/домашние животные, то есть животные-компаньоны, это пятая, самая малочисленная, сфера, но и по ней мы не видим механизмов решения проблемы (лишь устранение следствия). Фрагментарно еще кое-что есть по теме развлечений. Очень все скомкано», – считает Ирина Новожилова.

Некоторые, все же, смотрят на ситуацию позитивнее – хотя закон по большей части не работает, он, по крайней мере, уже есть. «Само по себе появление закона «Об ответственном обращении с животными» – это огромный шаг за последние пару десятков лет. Федеральный центр теперь отслеживает ситуацию за исполнением закона в регионах, но говорить о каких-то результатах слишком рано», – отмечает партнер Capital Legal Services Ирина Оникиенко.

Что не так с 498-ФЗ?
  1. Лазейки

В законе действительно много статей, которые допускают пространство для маневра. Определенные проблемы создают и подзаконные акты, которые порой делают запрет статьи, мягко говоря, не таким запрещающим. Самый яркий пример – это контактные зоопарки. Если говорить о лазейках, то, согласно статье, осуществление деятельности, предусматривающей использование животных в культурно-зрелищных целях, основной целью которых является предоставление зрителям или посетителям физического контакта с животными, не допускается. Однако ничто не мешает владельцам контактных зоопарков объявить, что они созданы не с целью физического контакта с животными, а, например, с целью просвещения посетителей и демонстрации им необычных зверей. Во-вторых, даже при отсутствии лазейки подзаконные акты так или иначе контактные зоопарки разрешили.

«Есть совершенно небольшой перечень животных, контакт с которыми запрещен: это дикие звери – а все остальные допускаются. Как это происходит? Если я являюсь владельцем контактного зоопарка, я ИП, я выпускаю мой внутренний документ, который регламентирует, что у меня контакт с 10 утра до 10 вечера. Это является разрешением для контакта посетителей с животными. Подзаконные акты убили сам смысл этой статьи. Такие примеры можно назвать по каждой статье», – говорит директор Фонда защиты городских животных Екатерина Дмитриева.

С таким пониманием статьи не согласна юрист ассоциации юристов и специалистов по правам и защите животных «Зооправо» Евгения Немцова: контакт с животными в зоопарке недоступен, это следует как из 498-ФЗ, так и из положений, например, пункта 26 Постановления №1937. «Норму 498-ФЗ, запрещающую контакт с животными, используемыми в культурно-зрелищных целях, дополняет Постановление Правительства Российской Федерации № 1937. Постановление устанавливает основные виды такого использования животных и требования к их содержанию. Контактный зоопарк может называться «мини-зоопарк», «компактный зоопарк» или как угодно, это не меняет того, что он является зоопарком, к которому предъявляется ряд соответствующих требований», – объясняет Евгения Немцова.

Как отмечает эксперт, по общему правилу, контакт с животными, используемыми в культурно-зрелищных целях (в том числе, в зоопарках) недоступен. «В том небольшом перечне случаев, когда контакт с животными разрешен, он все равно строго регламентирован тем же Постановлением №1937. Устанавливается продолжительность, интервалы для «работы» и отдыха, необходимые условия для животных, вроде доступа к укрытию», – уточняет юрист ассоциации «Зооправо».

Однако недобросовестные предприниматели пытаются обойти закон, переименовываясь в «выставки» животных, так как Постановление №1937 допускает физический контакт на таких мероприятиях, и не так строго регламентирует временные интервалы для «работы» животных. «Мы уже разработали и вскоре представим органам исполнительной власти свои предложения о поправках в Регламент», – подчеркивает Евгения Немцова.

  1. Мы вам запрещаем! Но наказывать не будем

«Одной из причин для принятия Закона была высокая степень латентности преступлений в этой категории (по статистике регистрируется не более 10%), а также их слабая выявляемость. Согласно статистике, обнародованной Судебным департаментом при Верховном Суде РФ, за жестокое обращение с животными в 2019 году было осуждено 135 человек (110 человек за 2018 год). Для сравнения, в 2012 году в Великобритании, население которой в 2,5 раза меньше, чем в России, расследовалось 160 тысяч дел и 4 168 человек были признаны судом виновными в этом преступлении. Как мы видим, спустя год после принятия закона ситуация кардинальным образом не изменилась», – говорит партнер Capital Legal Services Ирина Оникиенко.

ФЗ касается многих сфер и с помощью запретов и нормативов пытается навести в них порядок. Однако на большинство этих запретов не предусмотрено никаких санкций: ни уголовной, ни административной. Выходит, что даже если, например, в зоопарке или приюте будет выявлено нарушение, органы надзора не смогут сделать ничего, кроме как выдать предписание, чтобы нарушение исправили. И даже если нарушитель ничего не исправит (что обычно и происходит) – санкций за этим, опять же, не последует.

  1. Вся власть регионам?

По ряду статей ФЗ дает право регионам действовать по своему усмотрению с учетом имеющейся инфраструктуры. Однако в некоторых субъектах до сих пор не приняты даже подзаконные акты, которые бы вводили закон в действие. Например, 498-ФЗ установил требование о строительстве приютов и специальных площадок для выгула собак. Многие специалисты положительно оценивают эту норму.

«Но есть вопросы к фактическому исполнению этого требования, к региональным и местным властям. Например, на строительство приютов у них был год. Этой возможностью воспользовалась Астрахань, которая после проведения круглого стола с юристами нашей Ассоциации, привела свой город и региональное законодательство в соответствие с законом и в короткие сроки построила приют. В большинстве регионов работа по строительству не ведется и не запланирована на следующий год. Это не проблема закона, это саботирование региональными и муниципальными властями исполнения этого закона», – говорит юрист, член ассоциации юристов и специалистов по правам и защите животных «Зооправо» Екатерина Шевелева.

С ее словами соглашается и юрист Capital Legal Services Виктория Коткова. «Уже известно, что как минимум в 16 регионах России полностью отсутствуют приюты. Десять регионов не предоставили вообще никаких сведений. Это означает, в том числе, что там не только отсутствует место для содержания животного, но и не работает утвержденная законом система ОСВВ (отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск) по работе с безнадзорными животными, поскольку именно на муниципальные приюты возлагается данная функция», – подчеркивает эксперт.

Возложенная ответственность на региональные власти сформировала проблему и в части государственного надзора. Особенно наглядно это стало видно на примере Якутии и Бурятии, где в начале этого года фиксировались вспышки бешенства. «Вместо того, чтобы строить приюты и проводить программу ОСВВ, регионы решают продолжать умерщвлять животных, как делали раньше. Правительство объявляет вспышку бешенства, что позволяет убивать их и дальше. Ты не можешь достучаться до регионального управления ветеринарии, чтобы они выявили нарушение, потому что у них нет этой цели. Это очень большая проблема. Установленный госнадзор не работает, ему просто не дают работать, потому что создали такие условия, что он зависит сам от себя», – поясняет Екатерина Шевелева.

Федеральный закон – только начало

Несмотря на многие «дыры» в 498-ФЗ, сам факт его принятия многие эксперты уже воспринимают положительно. С точки зрения специалистов, его нужно доделывать, а где-то переделывать, региональным же властям нужно дать время для принятия своих подзаконных актов. Однако даже если представить, что закон «Об ответственном отношении к животным» станет рабочим и действенным, от него будет не так много пользы, пока не будут решены несколько главных проблем.

Первая – перекрытие сумасшедшего потока разведения и выброса животных. Это та сфера, которая в российском праве даже не упоминается, хотя именно она, по мнению экспертов, является корнем всех проблем. «Бездомный – это вчерашний домашний. У нас нет собак-парий, которые из поколения в поколение одичало живут в условиях города. Здесь животные имеют очень краткий срок жизни, в среднем продолжительность два с половиной года», – рассказывает президент Центра защиты прав животных «ВИТА» Ирина Новожилова.

Тогда откуда животные появляются? Здесь несколько путей: выброс домашних животных, отсутствие привычки у хозяев стерилизовать питомцев, неконтролируемая деятельность «заводчиков», которые разводят животных для продажи, и бесхозные собаки и кошки, которые, живя на улице, размножаются в геометрической прогрессии. На данный момент в законе предусмотрен контроль только за последним пунктом – приюты и система ОСВВ (отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск), однако это борьба со следствием.

В стране действительно не хватает приютов: при нынешнем количестве они могут уместить лишь 20% отловленных животных. Однако даже если застроить всю страну бараками и исправно выполнять систему ОСВВ, количество бездомных собак и кошек едва ли сократится.

«Здесь что ни делай: пока не перекрыть кран разведения, ничего не получится. Программа ОСВВ и создание приютов может служить лишь дополнением, потому что обе эти программы работают на той стадии, когда животные уже на улице. А нам надо стукнуть по руке, пока она еще не выбросила», – поясняет Ирина Новожилова.

Для того, чтобы механизм борьбы с бездомными животными начал работать, необходимо запрещать бесконтрольное разведение, вводить серьезный экономический рычаг (например, в виде налогов и штрафов), начинать социальное просвещение в сфере обращения с животными и стремиться к тому, чтобы животные были в дефиците.

Вторая проблема – низкая регистрация и наказуемость преступлений в сфере жестокого обращения с животными. По мнению многих специалистов, это связано с неработающей статьей 245 УК РФ («Жестокое обращение с животными»), плюс ее нестыковка с принятым ФЗ.

«Та формулировка, которая есть в статье 245 УК РФ – совершенно нерабочая. Она привлекает к ответственности не за сам факт жестокого обращения с животными, а за квалифицирующие признаки: садизм, хулиганство и так далее. А у всего этого есть определение. То есть, если ты просто убил собаку, повесил ее на дерево в парке – у тебя нет квалифицирующих признаков. Надо доказать, что она мучилась. А, может, она умерла еще до того, как ее повесили? Это просто нерабочая история абсолютно», – говорит директор Фонда защиты городских животных Екатерина Дмитриева.

По мнению руководителя ассоциации «Зооправо» Анастасии Федюниной, сказать, что статья 245 УК «не работает» нельзя, но она имеет существенные недостатки. «Исходя из тех материалов, по которым работают члены нашей ассоциации, мы видим несколько проблем. Самая острая – отсутствие методических рекомендаций по расследованию статьи 245 УК РФ. Стоит отметить, что внесение поправок в статью эту проблему не решат, ведь на этапе доследственной проверки сотрудники полиции не производят необходимых процессуальных действий. Вторая проблема – из-за неуверенности в вынесении обвинительного приговора, прокуратура чаще поддерживает отказ в возбуждении уголовного дела. И третье – немногие пострадавшие доходят до полиции. Стоить отметить, работа с полицией строится намного быстрее и продуктивнее.  В 2019 году мы награждали сотрудников УВД по ЮВАО ГУ МВД России по г. Москве за работу по уголовным делам по преступлениям, предусмотренным статьей 245 УК РФ», – говорит Анастасия Федюнина.

Ее слова дополняет адвокат, член ассоциации «Зооправо» Ислам Жамурзов. По его опыту, на сегодняшний день правоприменительная практика по статье 245 УК РФ растет, но правоприменитель зачастую неохотно реализует данную норму.

«Следствие и дознание в должном объеме не воспринимают животное как объект уголовно-правовой охраны. Однако и сама норма не является совершенной. В диспозиции статьи 245 УК РФ содержится большое количество оценочных категорий, которые не раскрываются законодателем. Кроме того, в связи с отсутствием должного понимания у правоприменителя, сопряженное с отсутствием необходимого объема правоприменительной и судебной практики, а также каких-либо рекомендаций и инструкций по расследованию данных категорий дел возникают определенные сложности, которые выражаются, в частности, в неохотной реализации статьи 245 УК РФ со стороны органов предварительного следствия», – поясняет адвокат.

Наконец, третья проблема – слабая осведомленность людей о механизме работы закона, причем как обычных граждан, так и правоохранительных органов. Так, столкнувшись, например, с жестоким убийством животного на улице, человек по незнанию, что может обратиться в полицию, скорее всего, просто пройдет мимо. А если же все-таки обратится, может столкнуться с сотрудником, который мало осведомлен о работе с такими делами, а когда не знаешь – проще отказать. Чтобы остановить этот круговорот отрицания и невежества, для одних достаточно проведения социальной рекламы, а для других – методических указаний.

Количество дыр и проблем в сфере зоозащиты многих специалистов ужасает. «Принятый закон фактически не работает. Регионы еще только разрабатывают нормативную базу для выполнения закона. Нормы об административной ответственности за жестокое обращение с животными находятся в разработке. При этом количество случаев жестокого обращения с животными увеличивается. Правоохранительные органы проявляют халатность и не содействуют в раскрытии преступлений», – перечисляет партнер Capital Legal Services Ирина Оникиенко.

Тем не менее, специалисты отмечают, что небольшие положительные изменения есть. Полиция все чаще заинтересована в помощи, люди становятся все более осведомленными и менее равнодушными.

«Нам сейчас хватает всего. Раньше нам не хватало методических рекомендаций по расследованию преступлений, но мы собрали команду и создали их. Нам ничего не мешает работать, плохому танцору мешают ноги. Сейчас работать можно, и в 2020 году стало намного легче, чем, например, в 2017», – делится юрист, член ассоциации «Зооправо» Екатерина Шевелева.

Директор Фонда защиты городских животных Екатерина Дмитриева не разделяет такого оптимизма, но, по ее мнению, появление декларации – уже некоторый прогресс. «Это неработающий закон, но теперь есть какой-то протокол о намерениях. Мне кажется, положительный сдвиг идет. Если не сверху, то снизу, со стороны общества», – считает зоозащитница.

Высокоблагородие Собака и другие права животных | Российское агентство правовой и судебной информации

Контекст

Аркадий Смолин, собственный корреспондент РАПСИ

Чуть более двух веков прошло с тех пор, как животные подморозили на пару декад  развитие эмансипации, подставив под сомнение разумность идей о правах женщин и равенстве всех людей. За это время юридическая концепция равноправия достигла кульминации и, вернувшись к теме животных, снова встала перед испытанием абсурдом.

Английский философ Томас Тейлор в 1792 году сумел убедить читателей своего трактата «Доказательство прав животных», что тезисы феминистки Мэри Уолстонкрафт и автора труда «Права человека» Томаса Пейна абсурдны, поскольку постулируемым ими чувством собственного достоинства могут обладать даже животные. Следовательно, общечеловеческие права следует распространить и на них. 

Открытие Тейлора оказалось пророческим. Последующие двести лет именно дискуссии юристов и философов об отношении к животным заставили с новой стороны раскрыть все оттенки понятия прав человека. 

Со ссылками на примеры из зоологии сначала освободили рабов, затем уравняли в правах женщин, чернокожих, гомосексуалов (до сих пор популярны ссылки на статистику половых предпочтений в животном мире)… Наконец, очередь дошла и до животных. 

Как это произошло видно на примере заковыристой логики философа Джереми Бентама. После освобождения рабов во Франции в 1789 году он писал: «Было время… когда большую часть вида под названием рабов третировали согласно закону так, как, к примеру, в Англии все еще третируют низшие виды животных…» 

Не в силах остановить мысль, Бентам завершил сравнение предложением распределять права не по уровню социального положения или развитию интеллекта, а по способности к страданию. «Но взрослая лошадь или собака несравненно более рациональные и общительные существа, чем младенец в возрасте одного дня, одной недели или даже одного месяца… Вопрос не в том, могут ли они рассуждать или могут ли они говорить, но в том, могут ли они страдать». 

Животное обращение

Резюмировал процесс гуманизации фауны Махатма Ганди своим предложением судить о цивилизации именно на основании того, как она обращается с животными. Жаль, что гораздо меньше известно высказывание одного из наиболее глубоких философов ХХ века Александра Кожева: «человек – это смертельная болезнь животного». 

Как результат, сегодня в западных странах найти правовую грань между человеком и животным становится все труднее. В Германии с 2002 года права животных защищаются Конституцией. В Испании в 2008-м парламент признал право каждой человекообразной обезьяны на жизнь, свободу и защиту от жестокости, что законодательно уравняло в правах человека и животных. 

Захват животными практически всех присущих человеку прав, похоже, стал необратимым процессом. В самых разных странах для некоторых представителей фауны уже добыты право на свободу, уважительное отношение, на личную жизнь и собственного адвоката…

Вслед за людьми, животные обретают право на защиту не только от физического, но и от морального ущерба. Законодатели Германии пришли к выводу, что ограничение свободы собаки во время прогулки, лишение возможности полноценного общения с сородичами, делает ее раздражительной, приводит к физическим и психическим нарушениям. 

Поэтому Закон о защите животных определяет постоянный выгул только на поводке как издевательство. Схожие законы действуют в Италии, а также в некоторых других странах, где владельцы собак под угрозой штрафа обязаны выгуливать четвероногих товарищей не менее трех раз в день.

Наконец, власти итальянского городка Реджио Эмилия озаботились моральным комфортом домашних собак, кошек и птиц. Местный закон обязывает общаться, играть и баловать питомцев в достаточном объеме под угрозой штрафа 500 евро.

Следующей инициативой зооправозащитников, по логике, должно стать возрождение незаслуженно забытых законов японского правителя рубежа XVII-XVIII веков Токугава Цунаеси. Сложно представить, как в современном мире могут быть в должной мере реализованы права животных, если до сих пор даже на уровне бытовых норм не существует общепринятой формы обращения к ним. Неудивительно, что ни один закон не защищает животных от вербального оскорбления, что превращает остальные права в профанацию.

Между тем, еще триста лет назад император Японии ввел в обиход надлежащее обращение «о-ину сама» — «высокоблагородие Собака». Нарушение этикета и грубость уличной собаке наказывалось побиванием палками.

Для бездомных собак Цунаеси создал сеть приютов, содержащихся на средства налогоплательщиков. Сотне тысяч животных, поселившихся там, полагалось трехразовое питание из рыбы и мяса, а многочисленному персоналу было предписано всячески ублажать собак и предотвращать драки. Тем самым японский государь подал всему миру пример заботы о бездомных, которые в те времена еще в ряде стран Европы находились вне закона и могли быть безнаказанно убиты.

В очередной раз Тейлор перевернулся в гробу в 2008 году, когда Федеральный комитет по этике и биотехнологиям Швейцарии объявил, что растения также обладают чувством собственного достоинства. Впрочем, тот же комитет временно приостановил дискуссию о распространении на растения прав человека: углубленный анализ научных данных показал, что достоинство растений пока нельзя признать абсолютной ценностью.

Животная политика

Как известно, основополагающее право – голоса – базируется на праве заявить живого существа о своих страданиях: экзистенциальных, политических и, конечно, физиологических. Исторический опыт научил власти правилу: нельзя притеснять те категории граждан, которые имеют возможность достаточно громко сообщить окружающим о своем недовольстве. 

Пожалуй, первым эту мысль сформулировал древнегреческий философ Плутарх. По его мнению, поскольку наземные животные «при умерщвлении смущают нас своими ужасающими криками и заставляют стыдиться нашего поступка», «мы не можем заявлять прав на них».  

В Средние века в Европе вера в демократию пошла на убыль, любовь к животным тоже, что совпало со временем расцвета власти христианской Церкви. Возможно, причина в том, что в Библии неравенство закрепляется божественной иерархией, в которой человек находится на вершине лестницы творений.

«Так как христианская мораль не распространяется на животных, то последние немедленно и в философской морали оказываются вне закона, играют роль простых «вещей», простого средства для любых целей, вроде, например, вивисекций, травлей, цирковых боев, скачек, засечения насмерть перед несдвижимым возом с камнями и т.д.», — сокрушался по этому поводу философ Артур Шопенгауэр.

Право голоса потеряло свою ценность и влияние, соответственно и крики перестали смущать даже философов. Еще в XVII веке Рене Декарт утверждал, что животные — «машины, автоматы. Они не ощущают ни удовольствия, ни боли и вообще ничего. Хотя они пронзительно кричат, когда их режут ножом, и корчатся в своих усилиях избежать контакта с раскаленным железом, это ничего не означает».

Сегодня Церковь подкорректировала свою политику в отношении животных. Католическая церковь уже даже готова признать наличие души у собак, что позволяет им теперь, в частности, заходить им в храм. Тем не менее, до сих пор прослеживается взаимосвязь между степенью секуляризации государства и равенством прав всех слоев населения, включая животных.  

В 2008 году в Швейцарии вступил в силу закон о правах животных. После того как нижняя палата парламента Швейцарии приняла законопроект, обеспечивающий домашним животным особый правовой статус, они больше не приравниваются к вещам и даже обрели шанс на получение собственного представителя в суде. В 2007 году Цюрихский кантон ввел пост адвоката животных. 

Теперь интересы не говорящих членов семьи учитываются при разделе имущества по суду: собаки или кошки должны оставаться жить с тем из супругов, кто лучше доказал свои возможности достойно за ними ухаживать, при этом животные не оцениваются по рыночной стоимости как часть имущества. Впрочем, в марте 2010 года на всенародном референдуме 71% швейцарцев высказались против предоставления домашним животным права на собственного адвоката в суде.

Еще дальше пошли Нидерланды, где полномочные представители животных непосредственно задействованы в работе государственной власти. В парламенте этой страны с 30 ноября 2006 года была представлена «Партия для зверей», добивающаяся закрепления прав животных в конституции страны по примеру Германии. В 2006 году партия набрала 1,8 % голосов граждан страны, а в 2007 – уже 2,5 %, что позволило ей занять девять мест в законодательном органе страны.

Животные и люди меняются местами

Тем самым, современная Европа вплотную приблизилась к реализации мечты Национал-социалистической немецкой рабочей партии, которая в тридцатые годы прошлого века предприняла первую известную попытку преодолеть межвидовой барьер в законодательстве. В одной иерархии немцы перемешали человеческие «расы» и виды животных, причем те и другие чередовались. 

Сегодня любители животных гораздо меньше озабочены теоретическими схемами, предпочитая менять приоритеты на практике. С 1976 года существует международная организация «Фронт освобождения животных», которая борется за свободу и безопасность животных, по мере сил лишая того и другого людей.

Некоторые активисты организуют диверсии и поджоги, преследуют, запугивают и шантажируют ученых и членов их семей, сотрудников предприятий, где используются животные, похищают и выпускают на волю животных из лабораторий и питомников, в том числе хищных и опасных для людей прямо на улицы. 
В 2005 году Министерство национальной безопасности США включило ФОЖ в список «внутренних террористических угроз».

Не меньше вреда животным и людям могут принести и государственные власти, когда благодушные идеи равноправия начинают зашкаливать, не оставляя места для рационального анализа. 

В августе этого года власти Коста-Рики приняли решение превратить страну в зону, свободную от зоопарков. Начиная с марта 2014 года, планируется выпустить на волю всех животных. Правда, научного исследования, как обитатели зоопарков адаптируются в дикой природе, перед принятием закона проведено не было. Нет также ясности, куда именно их выпускать и как, вообще, чиновники намерены организовать процесс переселения животных.

О том насколько это опасно говорят, в частности, таиландские махуты – проводники слонов. Их беспокойство вызывает законопроект по передаче контроля над соблюдением условий содержания домашних слонов из ведения МВД Таиланда Департаменту по делам национальных парков и охране диких животных и растений.
«Поправки вынесены на обсуждение без единой попытки встретиться и посоветоваться с нами – а мы располагаем данными о том, что конфискованные слоны в большинстве случаев погибают от неправильного ухода, так как госчиновники ничего не знают о том, как с ними обращаться», — заявил Махут Мипхан.

Подобная активность вынуждает нас еще раз вспомнить опыт «собачего сегуна» — Токугава Цунаеси. Напомним, он категорически запретил выказывать неуважение к зверям и как-либо угрожать им. Например, крестьяне имели право только ласками и уговорами попросить уйти стаю собак, уничтожающую посевы. В конце концов, это привело к тому, что улицы городов были заполнены собаками, в том числе больными, они кусали людей и даже загрызали до смерти, но никто не мог, под страхом смертной казни, даже отбиваться от них без разрешения властей.  

Природа права

Профессор биоэтики Лондонского университета, англиканский священник Майкл Рейсс считает, что понятия этики и права не распространяются на мир животных: «В природе животные охотятся друг на друга и без особого почтения относятся к правам других видов. Однако было бы смехотворно обвинять их за это в неэтичном поведении». К этому тезису хочется добавить известный юридический факт, что наличие прав подразумевает также и наличие обязательств. 

Напоследок еще раз вернемся к вопросу дозволенной широте применения правового понятия «чувства собственного достоинства». На основании собранных свидетельств ведущий современный философ Джорджо Агамбен в книге «HOMO SACER» резюмирует: чему действительно концентрационные лагеря научили своих обитателей так это тому, что «когда человеческое достоинство ставится под вопрос, это вызывает почти что биологическое отстаивание принадлежности к человеческому роду». 

Так что Тейлор, похоже, все-таки был не прав. Что, впрочем, не является основанием доводить опровержение его убеждений до еще большего абсурда.

Птичку жалко: к чему приведет борьба за права животных

Зоозащитная организация PETA выпустила рекламный ролик, в котором сравнила борьбу против жестокого обращения с животными с выступлениями феминисток против объективации женского тела в модной индустрии. Сторонники этичной моды высказались против использования не только кожи и меха, но и шерсти. «Газета.Ru» — о том, к чему может привести мир моды борьба за права животных.

Организация PETA («Люди за этичное обращение с животными»), известная своей борьбой против использования меха и кожи, ради которых животных убивают в дикой природе и разводят в промышленных масштабах, выпустила рекламный ролик, в котором выступила против любого применения животных в текстильной промышленности, включающей в себя производство одежды из кашемира, пуха и шелка.

В ролике потребительское отношение к животным в мире моды сравнивается с объективацией женского тела, против которого борются феминистки. Диктор зачитывает текст в манере модных шоу и коммерческой рекламы, а кадры с модных показов перемежаются съемками жестокого обращения с животными на фермах ради нужд модных брендов.

Новый лозунг PETA «Будь свитером, говорили они» был вдохновлен социальной рекламой 2020 года с участием бывшего кандидата в мэры Нью-Йорка и звездой сериала «Секс в большом городе» Синтии Никсон для проекта «Будь леди, говорили они». В этом ролике Никсон зачитывает стихотворение Камиллы Рейнвилл о потребительском отношении со стороны мужчин, с которым сталкиваются многие женщины, когда речь заходит об их внешности и поведении.

«Посмотрев видео с Синтией Никсон, мы были поражены сходством, которое существует между токсичной маскулинностью культуры, в которой доминируют мужчины, и токсичными проявлениями индустрии моды, — заявила Эшли Бирн, пресс-секретарь PETA. — И там, и там утверждается власть над жертвами с помощью манипуляций, издевательств и чистой физической силы, которая в индустрии моды для животных смертельна. Мы увидели параллели в том, как животные в индустрии моды не имеют никакого права голоса, никакого контроля над тем, что происходит с их телами, подобно женщинам в патриархальном обществе».

«Овцу нельзя воспринимать как потенциальный свитер, а женщина — не сексуальный объект, — считает старший вице-президент PETA Лиза Ланге, которая сделала отдельное заявление, посвященное ролику. — Это видео бросает вызов старому, ложному представлению о том, что овцы, коровы и козы принадлежат нам, чтобы мы могли мучить и убивать их по своему желанию только потому, что они выглядят иначе, чем мы».

При этом в рекламе не показана разница между вещами, созданными за счет убийства животных, и одеждой, полученной с использованием материалов, добытых этичными способами. «Единственные вещи, созданные без жестокости — это веганские продукты, — полагает Бирн. Если вы действительно посмотрите на то, что происходит на этих фермах, вы увидите — это абсолютно не то, как люди представляют себе этичное производство, когда покупают вещи с такой биркой».

Она отдельно отметила бренд верхней одежды Patagonia, который утверждает, что является одним из самых этичных в индустрии моды — отчасти потому, что стремится контролировать своих продавцов напрямую, поскольку стандартные отраслевые правила не отменяют страдания животных. В PETA считают, что эти правила не помогают сделать производство более этичным.

«Они нашли поставщика шерсти, который, как они утверждали, соблюдал строгие критерии, — пояснила Бирн. — Однако мы все же обнаружили ужасную жестокость, когда исследовали эту ферму». Жестокость обнаружилась и в производстве Urban Outfitters, Inc., где шьют вещи из шерстяного трикотажа. На кадрах, заснятых активистами, видно, как козы, овцы, альпаки и другие животные содержатся в плохих условиях.

В PETA не надеются на эффективное законодательство и отраслевой надзор, которые, по их мнению, не способны решить проблему, а возлагают всю ответственность за изменение модных тенденций на потребителей.

«У потребителей есть выбор быть жестокими или добрыми каждый раз, когда они идут за покупками, — заключила Бирн. — И лучший способ, которым они могут оказать влияние, — это просто отказаться покупать продукты, которые созданы в результате жестокого обращения с животными».

Несмотря на то, что к организации зоозащитников в модных кругах относятся скептически, так как их действия порой носят агрессивный характер, а высказывания излишне эмоциональны, многие дизайнеры признают эту проблему и находят альтернативы.

«Проблема действительно существует, шерсть и кашемир — не этичные материалы, производство которых в абсолютном большинстве случаев связано со страданиями животных, — поясняет дизайнер Юлия Иванов, основательница бренда Unicorn Furs, который производит вещи из искусственного меха. — Кроме того, из-за роста популярности того же кашемира в мире стали разводить гораздо больше коз, что в свою очередь приводит уже к экологической проблеме — дезертификации (опустыниванию) территорий, где они пасутся. В отличие от овец, козы съедают растения вместе с корнями и в результате в Монголии, например, это приводит к повышению температуры и загрязнению воздуха».

По словам дизайнера, сейчас существуют синтетические и растительные альтернативы шерсти — например, Weganool — шерсть из хлопка и растения калотропис, которое растет в пустыне без воды и пестицидов, так что проблемы с тем, чтобы согреться, в результате запрета шерсти не возникнет, как и в случае с шубами из натурального меха.

«Одна из наиболее удачных, на мой взгляд, альтернатив шерсти и кашемиру — это повторно использованные шерсть и кашемир, — отмечает эксперт. — Вещи, которые уже перестали носить, снова превращают в пряжу и из нее создают новые вещи. Этот подход еще и сокращает количество мусора, так как старые вещи не выбрасывают, а снова используют».

При этом в мире пока не научились делать одежду полностью из переработанных волокон, добавляет Юлия Иванов. «Поэтому когда вы видите в продаже одежду из «переработанного» кашемира, скорее всего, в изделии содержится до 30% нового кашемира. И здесь снова встает вопрос, насколько этичным способом этот кашемир добыт», — отмечает дизайнер.

Однако в мире уже появляются технологии, которые позволят вырабатывать шерсть без участия животных. «Это как стейки, которые создают в лабораториях без разведения и убийства коров. На мой взгляд, это самая лучшая альтернатива: производство шерстяных вещей станет одновременно и этичным и экологичным», — добавляет Юлия Иванов.

К слову, совсем отказываться от шерсти никто и не призывает: овцам стрижка даже необходима. «Проблема с производством шерсти не в том, что овец стригут, а в том, как это делают. В погоне за прибылью шерсть с овец снимают бесчеловечными способами, — рассказывает дизайнер. — То, что нам кажется безобидным, на самом деле выглядит совсем не так — достаточно посмотреть любое видео с фермы».

В последнее время некоторые бренды стали говорить, что работают только с фермами, где с животными обращаются гуманно и следят, чтобы они не страдали, поясняет Юлия. «К сожалению, так ли это на самом деле, до сих пор очень сложно проверить. Поэтому PETA и призывает отказаться от материалов животного происхождения совсем — это надежнее, чем гадать, страдала ли овечка из-за вашего свитера. Но так как мир движется к большей прозрачности, я верю, что скоро проверить этичность производств станет гораздо проще, — резюмирует дизайнер. — Я думаю, что трансформация индустрии все же возможна без полного перехода на искусственные материалы».

Почему права животных? | PETA

Почти все мы выросли, ели мясо, носили кожу и ходили в цирки и зоопарки. Многие из нас покупали любимых «питомцев» в зоомагазинах и держали красивых птиц в клетках. Мы носили шерсть и шелк, ели гамбургеры из Макдональдса и рыбачили. Мы никогда не рассматривали влияние этих действий на вовлеченных животных. По какой-то причине вы сейчас задаете вопрос: почему у животных должны быть права?

В своей книге Освобождение животных Питер Сингер утверждает, что основной принцип равенства не требует равного или идентичного обращения ; это требует равного рассмотрения . Это важное различие, когда речь идет о правах животных. Люди часто спрашивают, должны ли животные иметь права, и довольно просто отвечают: «Да!» Животные, безусловно, заслуживают того, чтобы жить без страданий и эксплуатации. Джереми Бентам, основатель реформаторской утилитаристской школы моральной философии, заявил, что при принятии решения о правах существа «вопрос заключается не в том, «Могут ли они рассуждать?» или «Могут ли они говорить?», а в том, «Могут ли они страдать?» В этом отрывке Бентам указывает на способность страдать как на жизненную характеристику, которая дает существу право на равное внимание.Способность к страданию — это не просто еще одна характеристика, как способность к языку или высшей математике. Все животные способны страдать так же и в той же степени, что и люди. Они чувствуют боль, удовольствие, страх, разочарование, одиночество и материнскую любовь. Всякий раз, когда мы думаем о том, чтобы сделать что-то, что может помешать удовлетворению их потребностей, мы морально обязаны принять их во внимание.

Сторонники прав животных считают, что животные обладают неотъемлемым достоинством — ценностью, совершенно независимой от их полезности для человека.Мы верим, что каждое существо, имеющее волю к жизни, имеет право жить без боли и страданий. Права животных — это не просто философия — это общественное движение, которое бросает вызов традиционному взгляду общества на то, что все нечеловеческие животные существуют исключительно для использования человеком. Как сказала основательница PETA Ингрид Ньюкирк: «Когда дело доходит до боли, любви, радости, одиночества и страха, крыса — это свинья, а собака — мальчик. Каждый дорожит своей жизнью и сражается на ноже». Посмотрите видео с Ингрид Ньюкирк с Национальной конференции по правам животных 2015 года здесь.

Только предубеждение позволяет нам отказывать другим в правах, которые мы ожидаем иметь для себя. Основано ли оно на расе, поле, сексуальной ориентации или расе, предубеждение морально неприемлемо. Если вы не хотите есть собаку, зачем есть свинью? Собаки и свиньи имеют одинаковую способность чувствовать боль, но предубеждение, основанное на видах, позволяет нам думать об одном животном как о компаньоне, а о другом как об обеде.

Практическое руководство PETA по правам животных

Примите жизненно важные меры, чтобы исключить бездумную жестокость по отношению к животным из своей жизни и просвещать окружающих.Ознакомьтесь с самой полной книгой о правах животных, доступной сегодня! В Практическом руководстве PETA по правам животных президент PETA Ингрид Э. Ньюкирк дает сотни советов, историй и ресурсов. Это обязательное руководство PETA по правам животных. Также доступно для Kindle!

прав животных | Britannica

Философское образование

Надлежащее обращение с животными — очень старый вопрос на Западе. Древнегреческие и римские философы спорили о месте животных в человеческой морали.Пифагорейцы (6–4 вв. до н. э.) и неоплатоники (3–6 вв. н. э.) призывали к уважению интересов животных, прежде всего потому, что верили в переселение душ между человеческим и животным телами. В своих биологических трудах Аристотель (384–322 гг. до н. э.) неоднократно предполагал, что животные живут ради самих себя, но его заявление в «Политике » о том, что природа создала всех животных ради людей, к сожалению, суждено было стать его самым влиятельным заявлением о предмет.

Британика исследует

Список дел Земли

Человеческая деятельность вызвала широкий каскад экологических проблем, которые теперь угрожают дальнейшему процветанию как природных, так и антропогенных систем.Решение важнейших экологических проблем, связанных с глобальным потеплением, нехваткой воды, загрязнением и утратой биоразнообразия, пожалуй, является самой серьезной задачей 21 века. Поднимемся ли мы, чтобы встретить их?

Аристотель, а позднее стоики считали, что мир населен бесконечным числом существ, расположенных иерархически в соответствии с их сложностью и совершенством, от едва живых до просто чувствующих, разумных и всецело духовных. В этой Великой Цепи Бытия, как она стала известна, все формы жизни были представлены как существующие ради тех форм, которые находятся выше в цепи. Среди телесных существ человек в силу своей рациональности занимал самое высокое положение. Великая Цепь Бытия стала одним из самых устойчивых и мощных, хотя и совершенно ошибочных способов постижения Вселенной, доминирующим в научном, философском и религиозном мышлении до середины XIX века.

Стоики, настаивая на иррациональности всех нечеловеческих животных, считали их рабами и соответственно обращались с ними как с презренными и недостойными внимания.Эти стоические идеи, активно отстаиваемые св. Августином (354–430), прочно вошли в христианское богословие. Они были полностью поглощены римским правом — как это отражено в трактатах и ​​кодификациях Гая (фл. 130–180) и Юстиниана (483–565) — подхвачены юридическими глоссаторами Европы в 11 веке и в конечном итоге переведены на английский язык. (и, намного позже, американское) общее право. Между тем аргументы, призывающие к уважению интересов животных, почти исчезли, и до последних десятилетий 20-го века благополучие животных оставалось относительной заводью философских исследований и правового регулирования.

Животные и закон

В III или IV веках н. э. римский юрист Гермогениан писал: «Hominum causa omne jus constitum» («Всякий закон установлен ради людей»). Повторяя фразу, П.А. В трактате Салмонда о юриспруденции Фицджеральда 1966 года говорилось: «Закон создан для людей и не допускает никаких товариществ или обязательств между ними и низшими животными». Важнейшим следствием этой точки зрения является то, что животные уже давно классифицируются как «юридические вещи», а не как «юридические лица».«В то время как юридические лица имеют свои собственные права, юридические вещи их не имеют. Они существуют в праве исключительно как объекты прав юридических лиц, например, как вещи, на которые юридические лица могут осуществлять право собственности. Этот статус, однако, часто предоставляет животным косвенную защиту законов, направленных на защиту социальной морали или прав владельцев животных, таких как уголовные законы о борьбе с жестокостью или гражданские законы, которые позволяют владельцам получать компенсацию за ущерб, причиненный их животным. Действительно, такого рода законы в настоящее время определяют область «закона о животных», которая намного шире, чем права животных, потому что она охватывает все законы, касающиеся интересов нечеловеческих животных — или, чаще, интересов людей, которые ими владеют.

Юридическая вещь может стать юридическим лицом; это происходило всякий раз, когда освобождали рабов-людей. Бывшая юридическая вещь тогда обладает своими собственными законными правами и средствами правовой защиты. Часто проводятся параллели между правовым статусом животных и правовым статусом человека-раба. «Поистине поразительный факт о рабстве, — писал американский историк Дэвид Брайон Дэвис, — это

древность и почти всеобщее признание концепции раба как человека, который находится в законной собственности, используется, продается или иным образом распоряжается, как если бы он или она были домашним животным. Эта параллель сохранилась в сходстве имен рабов, их клеймения и даже оценки их в соответствии с их эквивалентом в коровах, верблюдах, свиньях и курах.

Американский юрист Роско Паунд писал, что в Древнем Риме раб «был вещью и как таковой, подобно животным, мог быть объектом прав собственности», а британский историк римского права Барри Николас указывал, что в Риме « раб был вещью… сам он не имел прав: он был только объектом прав, как животное.

В конце 18-го и начале 19-го веков гуманитарные реформаторы в Великобритании и США проводили кампании в защиту слабых и беззащитных, протестуя против детского труда, долговых тюрем, жестоких наказаний в государственных школах и, неизбежно, жестокого обращения с животными. . В 1800 году самый известный аболиционист того времени Уильям Уилберфорс поддержал законопроект об отмене травли быков и медведей, который был отклонен Палатой общин. В 1809 году барон Эрскин, бывший лорд-канцлер Англии, которого долгое время беспокоила жестокость по отношению к животным, внес законопроект, запрещающий жестокое обращение со всеми домашними животными. Эрскин заявил, что законопроект призван «освятить, быть может, во всех народах и во все века тот справедливый и вечный принцип, который связывает весь живой мир в одну гармоничную цепь под властью просвещенного человека, владыки и правителя мира». все.» Хотя законопроект был принят Палатой лордов, он провалился в Палате общин. Затем, в 1821 году, в Палату общин был внесен законопроект «о предотвращении жестокого и ненадлежащего обращения с крупным рогатым скотом», авторами которого выступили Уилберфорс и Томас Фоуэлл Бакстон и который отстаивал член ирландского парламента Ричард Мартин.Версия, принятая в 1822 году, известная как закон Мартина, объявляла преступлением жестокое обращение с горсткой домашних животных — крупный рогатый скот, волов, лошадей и овец — или причинение им ненужных страданий. Однако это не защищало общее благополучие даже этих животных, не говоря уже о предоставлении им законных прав, и худшим наказанием, доступным за любое нарушение, был скромный штраф. Подобные законы были приняты во всех штатах Соединенных Штатов, где теперь существует лоскутное одеяло из законов о борьбе с жестокостью и защите животных. Сегодня в большинстве штатов по крайней мере некоторые виды жестокого обращения с животными считаются уголовным преступлением. Например, такие законы, как федеральный Закон о защите животных (1966 г.), регулируют, что люди могут делать с животными в сельском хозяйстве, биомедицинских исследованиях, развлечениях и других областях. Но ни Закон Мартина, ни многие последующие законы о защите животных не изменили традиционного правового статуса животных как юридических объектов.

Ситуация изменилась в 2008 году, когда национальный парламент Испании принял резолюцию, призывающую правительство предоставить орангутангам, шимпанзе и гориллам некоторые законные права, которые ранее были предоставлены только людям.Резолюции также призвали запретить использование обезьян в представлениях, вредных исследованиях и торговле, а также в других практиках, связанных с получением прибыли от животных. Хотя зоопаркам по-прежнему будет разрешено содержать обезьян, от них потребуется обеспечить им «оптимальные» условия жизни.

BBC — Этика — Этика животных: права животных

Дело против прав животных

Против того, что животные имеют права, выдвигается ряд аргументов.

  • Животные не думают
  • Животные на самом деле не обладают сознанием
  • Животные были созданы на земле, чтобы служить людям
  • У животных нет души
  • Животные не ведут себя нравственно
  • Животные не являются членами «морального сообщества»
  • Животные не способны к свободному моральному суждению
  • Животные не думают

Святой Фома Аквинский учил, что животные действуют исключительно инстинктивно, в то время как люди занимаются рациональным мышлением.

Это различие определяло границу между людьми и животными и рассматривалось как подходящий критерий для оценки морального статуса существа.

Животные на самом деле не обладают сознанием

Французский философ Рене Декарт и многие другие учили, что животные — не более чем сложные биологические роботы.

Это означало, что животные не были из тех существ, которые имели право на какие-либо права или вообще на какие-либо моральные соображения.

Животные были созданы на земле, чтобы служить людям

Эта точка зрения исходит из Библии, но, вероятно, отражает основное человеческое отношение к другим видам.

Христианские богословы развили эту идею — св. Августин учил, что «по наиболее справедливому повелению Творца и жизнь их [животных], и их смерть подлежат нашему пользованию».

Святой Фома Аквинский учил, что вселенная была построена как иерархия, в которой существа на более низком уровне должны служить тем, кто выше их.

Поскольку в этой иерархии люди стояли выше животных, они имели право использовать животных как угодно.

Однако, как заметил К. С. Льюис:

У животных нет души

Христианские богословы учили, что только существа с душой заслуживают этического рассмотрения.

Животные не имели души и, следовательно, не имели моральных прав.

Этот аргумент больше не считается полезным, потому что идея души очень противоречива и неясна даже среди религиозных людей.Кроме того, невозможно установить существование души (человеческой или животной) достоверным экспериментальным путем.

Это также затрудняет утверждение, как это сделали некоторые богословы, что животные должны иметь права, потому что у них есть души.

Законы о защите животных — Фонд правовой защиты животных

Животные-компаньоны:

Животные-компаньоны — категория, часто ограниченная собаками и кошками, но иногда также включающая птиц, лошадей и других животных — обычно получают самый строгий уровень защиты в соответствии с законами штата.Однако были случаи, когда кого-то привлекали к ответственности за совершение вопиющих жестоких действий в отношении дикой природы или сельскохозяйственных животных.

Это может распространяться даже на морских животных. В 2017 году трем подросткам из Флориды были предъявлены обвинения в жестоком обращении с животными за пытки акулы.

В каждом штате также есть законы, регулирующие некоторые аспекты «непосредственного» ухода за животными. Например, существуют законы, регулирующие, как долго приюты для животных должны «держать» бездомных животных, прежде чем их можно будет усыновить или подвергнуть эвтаназии.Существуют также законы о том, как часто необходимо прививать домашних животных от бешенства. В штатах также часто действуют некоторые правила, касающиеся коммерческого разведения домашних животных.

«Законы о горячих автомобилях» предусматривают уголовную ответственность за оставление животного в транспортном средстве в экстремальных погодных условиях, а некоторые законы о горячих автомобилях позволяют спасать этих животных из транспортных средств при определенных обстоятельствах и освобождают спасателя от гражданской или уголовной ответственности. Законы о запрете на привязь, ограничивающие время, в течение которого домашние животные могут быть связаны или прикованы цепями на улице, особенно в экстремальных погодных условиях, также становятся все более популярными, равно как и законы, разрешающие включать домашних животных в судебные приказы о защите от домашнего насилия.

Калифорния находится в авангарде некоторых других мер по защите животных в масштабах штата. В 2017 году Калифорния стала первым штатом, в котором был принят «запрет на розничную продажу домашних животных». Согласно этому закону, предприятия розничной торговли, такие как зоомагазины, могут продавать кошек, собак и кроликов только из приютов и спасательных групп, а не от коммерческих заводчиков. Мэриленд принял собственный запрет на розничную продажу домашних животных в 2018 году, став вторым штатом с таким законом.

Дикая природа:

В каждом штате также есть законы об охране дикой природы, а также законы, касающиеся времени и порядка, в соответствии с которыми разрешено убивать диких животных посредством охоты и рыболовства.

Запрет на представление диких животных: Некоторые штаты регулируют использование диких животных в представлениях. В 2017 году Иллинойс и Нью-Йорк приняли первые в стране запреты на использование слонов в развлекательных целях. Обычно это рассматривается как начало более широкой тенденции.

Сельскохозяйственные животные:

Хотя сельскохозяйственные животные часто не подпадают под действие законов штатов о защите животных, в ряде штатов приняты меры по ограничению использования сельскохозяйственных методов «интенсивного содержания».Такая практика влечет за собой ограничение животных в ограничителях, которые настолько малы, что животные часто не могут полностью стоять или двигаться. У цыплят и кур, содержащихся в клетках-батареях, нет места, чтобы расправить крылья.

Местные законы о защите животных: Многие другие меры по защите животных-компаньонов принимаются и применяются на местном уровне. Например, в сотнях городов и округов действуют запреты на розничную продажу домашних животных, как в Калифорнии и Мэриленде.

Точно так же в штатах, где нет законов против привязки, многие города и округа принимают свои собственные такие законы.Все большее число городов принимают и применяют собственные запреты на выступление диких животных.

В то время как законы штата и федеральные законы обеспечивают большую защиту большему количеству животных, эти местные законы очень важны. Они не только защищают животных в этой области, но также могут выступать в качестве предвестников более масштабной защиты. Нередко новые меры по защите животных начинаются на уровне города или округа, а затем, когда общественность все больше требует этого, принимаются законодателями штата.

ЗАЩИТНИКИ ПРАВ ЖИВОТНЫХ, ИНК.

ПРИЮТ ОТКРЫТ ТОЛЬКО ДЛЯ ПОСЕЩЕНИЯ ДЛЯ УСЫНОВЛЕНИЯ. Пожалуйста, позвоните нам, чтобы записаться на прием: (410) 527-1466. Спасибо!

СВЯЖИТЕСЬ С НАМИ!  Если у вас есть дополнительная информация о совершенном онлайн-пожертвовании (памятные дани и т. ), пожалуйста, отправьте нам письмо по электронной почте: [email protected] Спасибо!


        Defenders of Animal Rights, Inc. — это некоммерческая организация 501 (c)(3), призванная искоренить жестокое обращение со всеми животными. Основанная в 1975 году, в этом году мы отмечаем 45-летие года!
    
        В 1988 году наш приют открылся в середине 35-го. Заповедник дикой природы площадью 8 акров в Северном округе Балтимор.
   Что делает Защитников такими уникальными, так это то, что мы держим подходящих животных столько времени, сколько потребуется, чтобы найти каждому дом навсегда . Мы приютили более 30 000 животных! Наш уровень принятия составляет около 97%.


Милая Мелисса

Защитники прав животных предлагают различные программы, которые приносят пользу как животным, так и обществу. Ниже приведен каталог услуг:

Pet Center
Дикая природа и сельскохозяйственный заповедник
Животные Ссанцы и ветеринарный уход
Реабилитация злоупотребления, заброшенные,
и заброшенные животные
Недорогая SPAY / STREETR
Служба находок
Консультирование по вопросам горя
Молодежная/общественная работа
Гуманитарное образование


          Все наши программы основаны исключительно на общественных пожертвованиях.Мы не получаем никакой федеральной, государственной или местной помощи. Мы также не нанимаем какую-либо профессиональную организацию по сбору средств. Мы предпочли бы потратить ваши пожертвованные доллары непосредственно на услуги , которые приносят пользу нашим бездомным животным.   МЫ НЕ ПРОДАЕМ, НЕ ПЕРЕДАЕМ И НЕ ПЕРЕДАЕМ В АРЕНДУ ИМЕНА доноров! Взносы являются налоговыми вычитаемыми .

         Наша спасательная работа зависит от таких добрых людей, как вы, которые помогут  ОСТАНОВИТЬ жестокое обращение с животными и стремиться к более доброму завтра.
                       

             


Всегда рады посетителям !  
Это отличный способ увидеть вашу щедрость в действии!


Национальная конференция по правам животных – Inspiring Activists

Национальная конференция по правам животных 2022 

Движение за права сельскохозяйственных животных (FARM) выражает благодарность сотням докладчиков и тысячам посетителей за последние 40 лет, которые поддержали нашу Национальную конференцию по правам животных . В связи с продолжающейся неопределенностью в отношении личных мероприятий и информации о других конференциях для животных, запланированных на 2022 год, мы решили отложить официальную Национальную конференцию по правам животных на ближайшее будущее.

 

FARM надеется, что любая будущая конференция, посвященная животным, останется в соответствии с идеологией, которую первоначальная конференция представляла многим. Наша четырехдневная программа, посвященная животным, включала в себя пять одновременных направлений, в том числе: жестокое обращение с животными, личный активизм, групповая организация, управление мероприятиями и технические инновации.FARM будет поддерживать любую будущую конференцию с аналогичным подходом к вдохновению и обучению людей.

 

История конференции

Летом 1981 года Движение за права животных на фермах (FARM) помогло начать движение за права животных в США, собрав его ведущих представителей на конференции в Аллентауне, штат Пенсильвания. С тех пор, за очень немногими исключениями, FARM проводит национальные конференции нашего движения. За последние годы Национальная конференция по правам животных превратилась в крупнейшее и самое продолжительное мероприятие по защите прав животных в мире.Он привлекает почти 2000 посетителей, представляющих 90 организаций из дюжины стран, 100 экспонентов и 170 докладчиков, выступающих на 80 сессиях.

Национальная конференция по правам животных посвящена идее о том, что животные имеют право на жизнь без эксплуатации со стороны человека. Он представляет собой форум, на котором в атмосфере взаимного уважения могут быть представлены относительные достоинства различных путей, стратегий и тактик для продвижения этого видения. Он предлагает поучительные взгляды на эксплуатацию животных, полезные советы для активистов, вдохновляющее вдохновение и беспрецедентные сетевые возможности.

Какие проблемы связаны с «правами животных»? | Наука, медицина и животные

Какие проблемы связаны с «правами животных»?

Большая часть нынешней оппозиции исследованиям на животных подпитывается философской позицией, известной как «права животных». Согласно этой точке зрения, животные обладают неотъемлемыми юридическими и моральными правами, как и люди. Это означает, что неэтично использовать животных в качестве домашних животных или для любых других целей, будь то еда, одежда, отдых или исследования. 24

Имеют ли животные «права», зависит от того, как определяется этот термин. Если бы живым существам было приписано «право» оставаться живыми, тогда права были бы и у животных. Но большинство специалистов по этике не используют этот термин так широко. Как правило, они приписывают права только тем членам общества, которые способны применять общепризнанные этические принципы к конкретным ситуациям. 25 Животные не способны образовывать такие сообщества или принадлежать к ним. В этом свете им нельзя приписывать права.

Точка зрения прав животных также приводит к некоторым философски несостоятельным выводам. Например, в самой сильной форме оно подразумевает, что жизни всех животных, включая людей, равны. Но смерть человека не эквивалентна смерти мыши. Мы не совершаем акт, эквивалентный убийству человека, каждый раз, когда едим мясо. Мы не считаем аморальным пытаться контролировать популяцию грызунов в канализации или популяцию тараканов в домах. Мы также не считаем, что содержание животных в качестве домашних животных является моральным эквивалентом рабства.

В Соединенных Штатах существует множество групп, занимающихся использованием животных в исследованиях. Эти группы имеют самые разные позиции, и было бы чрезмерным упрощением говорить о «движении за права животных». Но можно провести принципиальное различие между теми, кто считает, что исследования на животных должны продолжаться, хотя и с различными модификациями или ограничениями, и теми, кто считает, что их следует просто прекратить. Эти последние лица, составляющие очень активное меньшинство в обществе, включены в понятие «движение за права животных».

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.